Путь Одиссея

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь Одиссея » Искусство » Илья Маслов.Стихи.


Илья Маслов.Стихи.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Илья Маслов. Годы жизни: 1984-2008

Мы вернемся

В шепоте ветвей в весенних рощах,
В перезвоне бойких ручейков
Чудится мне клятва: "Мы вернемся..."
Тени выползают из лесов.

"Мы придем. Ничто не позабыто.
Сменятся эпохи. Мы придем..." -
Шепчут мне волшебные ракиты,
Слышно в день осенний под дождем.

"Мы вернемся. Мы придем в потомках.
Волк убит, но жив его приплод!
Горе мыкали столетьями в котомках -
Бросим их! Пора! Пришел черед!

Мы придем. Клинок разрежет время.
Рухнут сроки возведенья стелл.
Пусть Праматерь Льдов, Гиперборея,
Вновь увидит славу наших дел!"

Слышу в грозном бешенстве метели,
В шуме волн и грохоте грозы:
"Мы придем. Заклятья прочь слетели,
и не нам опять учить азы!"

Вижу в взорах, в облике, в поступках
След иной, возвышенной Мечты:
"Мы вернемся. Пусть нам будет трудно!
Нас заждались древние мечи..."

Воспоминание о Неведомом

Тропа петляла меж стволов деревьев,
Все ближе злобной своры хриплый лай.
Скорее в ночь, туда, где правят тени -
Но сколь далек желанный этот край!

Как сквозь туман, мне видится былое...
Нет рук, есть лапы и стальной оскал.
Отстали псы, но светловласый воин
С копьем в руке вервольфа настигал.

Все ближе, ближе вот она - чащоба,
Но конь заржал, поднявшись на дыбы -
Смертельный дар недрогнувшей рукою
Послал охотник порожденью тьмы!

Я молча ткнулся мордой в мох глубокий,
Скользнули лапы, разойдясь в крови...
Как жил, так умер - гордый, одинокий,
Чужой для всех, не ведавший любви.

Но знаю, что эпохи вновь сведут нас:
Меня с убийцей, в облике ином.
Он вспомнит волка и охоту тотчас,
Когда я жизнь его возьму мечом!

России

Я видел Россию совсем не такой,
Какой ее славословят,
Встречался лицом к лицу с нищетой,
С забитым, голодным народом.

Я жил не в дворцах, не в коттеджах я жил,
Я вырос в "спальных районах",
Где люди не знают слов "честь" или "стыд",
Где правят пришедшие с зоны.

Где с детства людей приучают к грязи,
Где спорт-это пьяные драки...
И если Россию свою я любил,
То явно уж не за подарки!

В леса уходя от господ и рабов,
Я слушал деревья и ветер,
И звонкие песни весенних ручьев,
И шепот травы на рассвете.

Я видел Россию не той, что сейчас,
Мне есть, с чем сравнить наше время.
Я знаю, что рухнет продажная власть
И сбросим проклятое бремя!

2

Баллада о язычнике

В вековечной глуши, где шумит и вздыхает бор,
старый воин решил отдохнуть и развел свой костер.
Он сидел неподвижно, и в пляске огня и ветвей
он как будто опять видел кровь и бесчинства князей...

Ими вертят чернявые греки-попы, как хотят,
на своих же, на русских, гоня за отрядом отряд,
разоряют селенья, как будто лютейшим врагам,
тем, кто верен остался прадедовским старым богам.

И пощады не жди, и о милости их не проси:
нету Правды отныне на некогда светлой Руси!
Лишь в лесах схоронившись, возможно меча избежать -
жить в землянках, да волю безумных князей проклинать.

Воин сжал рукоять - меч прошел не одну с ним войну...
И услышал он глас, из чащебы взывавший к нему:
"Из восточных степей, от далекой китайской стены,
мчатся конные тысячи дикой татарской орды.

Не сегодня, так завтра пойдут они Русь разорять -
выходи, русский воин, свой край от врага отстоять!"
И со злостью воин задвинул в ножны свой меч:
"Мне ль князей, да бояр, да попов ты прикажешь беречь?

Где та Русь, что когда-то отец наказал мне хранить?
Ее греческий Бог до татар уж успел разорить!
Сожжены города и зарублены наши волхвы,
непокорного кривде клеймят, как слугу Сатаны,

Красоту наших жен, наши песни и славу побед
объявили грехом и пороком - Руси больше нет!"
Но ему возразил из чащебы стенающей глас:
"Русь жива, ведь дух русский покуда еще не угас!

Синеглазое племя однажды поднимет свой меч:
не родившихся воинов должен ты ныне сберечь -
и коль русская кровь в поколениях будет жива,
Русь поднимется снова, отвергнув обманы Христа!"

Не ответил чудесному гласу язычник тогда.
Погасил он костер, подозвал он свистом коня,
облачился в доспехи, на голову шлем он надел,
и помчался к Восходу, где первый луч солнца затлел...

***

В стольном Киеве воинов спрашивал киевский князь:
"И откуда в вас сила и доблесть такая взялась?
Ведь никто прежде вас не сумел тех татар одолеть,
коль встречались мы с ними, так всякий сулил себе смерть!"

Воевода ответил: "То страшная битва была:
кого меч пощадил, того вражья сразила стрела.
Уж прощались мы с жизнью, и кровь застилала глаза...
Но нежданная помощь из леса тогда к нам пришла!

Некий витязь отважный из чащи помчался вперед:
его взор так сиял, как сияет мерцающий лед.
С громким кличем "Ура!" он врубился во вражьи ряды -
кто вставал на пути, ни один не сносил головы.

И тогда мы, забыв про усталость, про раны и боль,
в бой помчались - нас витязь тот вел за собой.
И бежали татары, кибитки свои побросав -
басурманская кровь застывала на наших клинках...

Но когда их остаток вдали бесследно пропал,
тот таинственный воин мертвым на землю упал.
От полученной раны, сражаясь, он кровью истек,
не узнали мы, кто он - шагнувший за смерти порог!

Ради нашей победы пожертвовал воин собой."
"Кто же он?" - князь промолвил - "Должно быть, великий святой?"
Воевода ответил: "Не знаю таких я святых,
и не слышал я прежде о воинах о таких.

Но сиял на щите его красный изломанный крест,
и когда он упал, то заплакала чаща окрест.
Он, бывало, врагам по три головы сразу срубал...
И - прости меня, князь! - но к Перуну в бою он взывал."

Помрачнел князь, и долго он молча сидел,
и невидящим взором на крест над дверями глядел...
И промолвил: "Отныне вы так вспоминайте тот бой:
мол, пришел на подмогу в бою к вам Егорий святой.

Мол, на небо вознесся он после, а не погиб,
и, мол, видели вы, как над шлемом сиял его нимб!"

***

...Там, где вечно бегут в неизвестность стада облаков,
выше сосен столетних, и выше горных снегов,
по туманам, по радуге, будто бы по земле,
ехал воин славянский на верном красавце - коне.

Ехал в синюю Сваргу, в небесную светлую Русь...
Но терзала героя земная и плотская грусть:
как он сможет в Раю пировать и славить богов,
если там, на земле, льется красная русская кровь?

И воскликнул он: "Боги! Назад отпустите меня!
Мне напиток Бессмертия горек, коль стонет родная земля!
Молодильные яблоки черствы, и Вечность - не радость, а боль,
коль на русских идут басурмане с огнем и войной,

Коли рыцари - псы разоряют и губят славян,
коли Правда и Честь уж неведомы нашим князьям!"
Грянул гром - взор героя неведомый свет вдруг затмил...
...А потом он проснулся в своей колыбели, и мама склонилась над ним.

3

Илья Александрович Маслов. Великий русский поэт. Пушкин 21 века.

Илья Маслов.Стихи.

Имя Руси

В тайном трепете былинок,
В песнях птиц в седых лесах,
В легком перезвоне льдинок,
В шепчущих ветвях...

В каждом слове нашей речи
И в славянских именах,
В ожидании, во встрече,
В синих небесах...

В грохоте и лязге танков,
И в стальных штыках,
В православных русских храмах,
В памяти в веках...

Расскажи о ней ребенку,
Чтоб ему всего милей
Было говорить святое
Имя Родины своей.


Русские Герои

Кто такие русские герои?
Знает лес, и речка, и поля,
Даст ответ бушующее море,
Помнит наша древняя Земля.

В ком был дух Славянский непокорный,
В чьей крови - наследие веков,
Это были русские герои,
В бегство обращавшие врагов.

Много раз захватчики лихие
Шли на нас со всех концов земли,
Полыхали небеса России,
Пламя Правды сковывали льды.

И тогда голубоглазый витязь,
Отложив рубанок или плуг,
Без пощады с ворогом рубился,
Точно в цель пускал свою стрелу.

Бури пронесутся над страною,
И врагам отмерится стократ:
За насмешки - озеро Чудское,
За дела их - новый Сталинград.

Коль ты Русь зовешь Землей Родною,
Так рви путы дьявольской судьбы!
Кто такие русские герои?
Русские герои - это мы.


Русалка

Выйду вечером к речке я,
Буду русалку звать,
Чтобы глаза волшебные
Снова на миг увидать.

Думы иные сгинули,
Другая мне не мила.
Любушка! Приходи ко мне,
Я жду годами тебя.

Рося - русалка дивная!
Волосы распусти,
Лилии, сердцу милые,
Ты в них искусно вплети.

Ночь еще вся впереди у нас,
Будем с тобой до утра...
Выйди, на миг хоть выгляни!
Или не слышишь меня?..

Плещутся воды тихие,
Словно тихонько смеясь.
С берега в чарах их вижу я
Сказок старинных вязь...


Славянину не гоже плакать...

Славянину не гоже плакать
Над пожарищем Русской Земли.
Позовет он верного брата,
С кем вдвоем они вместе росли.

Видишь, в пепле железо сверкнуло?
Это меч твоих предков - славян.
После сгинувшей огненной бури
Только крепче, надежней он стал.

Нужно Русь нам отстраивать снова,
Но сперва - отогнать врагов,
Чья столпилась свирепая свора
В ожидании жирных кусков.

Если ж ты потеряешь брата,
То не долго над телом грусти:
Чем без прока над павшими плакать,
Ты стократно врагу отомсти.


Моей Великой России

От океана и до океана,
От вечных людов до выжженных степей...
Великая и гордая Держава,
Земля волхвов и мать богатырей.

Как мне найти единственное слово,
Каким воспеть я мог бы твой простор?
А память мне дает увидеть снова
Все то, что полюбил я с давних пор.

Не бастионы, не снега и льдины,
Не монолит славянского труда,
А ту, мою, домашнюю Россию,
С которой не расстанусь никогда.

То озеро, в котором я купался,
Березы на холме, дремучий лес,
Мой старый дом, от деда что достался,
Зарницы в сводах северных небес...

У каждого из нас на этом свете
Есть Родина, есть край, где мы росли,
Ради нее стремимся мы к победе -
В годину бед, в суровый час войны.

Ее святыни - ручейки, дубравы -
Неразделимо связаны с судьбой:
Во имя них идут на смерть солдаты,
Рабочий поднимает молот свой.

И поутру, в объятиях тумана,
У старой ивы - ты мне всех милей...
От океана и до океана,
От вечных льдов до выжженных степей!


Магия Леса

Кричит в ночи неведомая птица,
Смыкают ветви грозные дубы...
В такую пору страшно заблудиться,
Не выйдя к свету из владений тьмы.

Жизнь змерла. Хотя это - не правда!
Повсюду шорох, звуки, запах трав.
У заповедных недр Лесного Края
Неисчерпаем клад забытых клятв.

Все это ложь. Нить жизни не разрубишь,
Мы помним Лес, жаль - только лишь во сне...
Но старых сказок слово не забудешь,
Природа ждет, доверив все тебе.

Но где же след? Где тропы? Знаки где же?
На ликах трав - бессильная слеза...
Идет сквозь тьму чащобы старый леший,
Лукавой хитростью блестят его глаза.

Гусли

"Спойте, гусли, мне о былых веках,
Да о том, как Русь начиналася,
Да о славных - могучих богатырях,
Что врагов никаких не боялися..."

Но не хочет петь мне струна о том -
Навевает думы иные мне...
"Что тебе теперь вспоминать о былом,
Коль враги идут по твоей земле?

Что тебе вспоминать о героях былых?
Где теперь воители грозные?
Слушай! Голос славянских мечей затих,
А звенят лишь монеты заморские!

Толку ль плакать - мечтать, коли силы нет?
Кто в кургане спит - не вернешь того..."
Да, правдив струны был такой ответ,
Видно, был то голос самих Богов.

Отложу я гусли, возьму я меч,
Позову я братьев - товарищей,
Да пойду я головы вражьи сечь,
За набеги мстить да пожарища...

Коль вернусь с победой - тогда споют
Гусли мне, и былиной порадуют.
Ну а коль меня в том походе убьют -
Пусть живые духом не падают!

Эпоха Молота

Путь за Свастикой в Тучи,
Вслед за дымом Бальфора,
Чтобы горные кручи
Зреть за молнией Тора...

Выпив боли и славы,
Не замолкли чтоб струны,
Ты путь знаешь кровавый
Громовержца Перуна...

Сталь скрежещет в просторах,
Гаснут ясные очи.
Там, где льдяные горы,
Путь героя закончен...

Русских северных далей
Будит в сердце печали
Воздух памяти давней,
Рвущий мрак, как мечами...


Арктика

Когда в далёких скалах рождается заря,
Её лучи теряются средь векового льда,
И рвущий тучи ветер доносит до меня
Дыхание, с которым приходят холода.

За волнами стальными, в извечной тишине
Лежит земля безвременья - край, что приснился мне,
И к ледяным колоссам, чуть видным вдалеке,
Ведёт дорога Мёртвых - в снегах и в темноте.

Ни бесов, ни Богов нет в молчащих небесах,
Здесь чувства замерзают, и меркнет даже страх.
Лишь бури на просторах и облака в огнях
Приходят к человеку в ночи - в кошмарных снах.

Столетия минуют над пустошью снегов,
Рождённым вечным холодом неведома любовь.
Лишь я скитаюсь в сумерках по далям вечных льдов,
И память о минувшем приходит вновь и вновь.


Ты знаешь...

Ты знаешь, как мне плохо без тебя?
От редких встреч мне только тяжелее...
Когда же я смогу найти слова,
Чтоб всё сказать, что в сердце пламенеет!

Мне это пламя Ангел в грудь вложил -
Тот гордый Ангел, что с небес был свергнут.
Мне этот мир с тобою только мил,
И без тебя все краски его меркнут.

Ты знаешь, как мне плохо без тебя?
А за окном - осеннее ненастье,
Тоску наводят сонные поля
И небо серой, непроглядной масти.

Я встану на колени пред тобой -
Так верующий молится иконе,
Так над седой пучиною морской
Язычник кланяется сгинувшей Арконе...

Попробуй разглядеть во мне черты,
Которые не скроют ночь и ветер -
Черты героя, что любила ты
За гранью прожитых жизней и столетий.

Рождение Железа

...Застыла в недрах кровь Богов сражённых,
Небесных сеч последние следы.
Ледник вернул тот холод первородный,
Что свойственен величию мечты,

И пламя лавы сгустки закаляло,
Им придавая яростную мощь,
Которая и под землёй сияла,
Раскалывая северную ночь.

Великий вождь привёл дружину в горы,
Железо сам нашёл и сам ковал.
И покорились ариям народы,
Когда их царь железный меч подъял!

Они сродни железу сами были -
В них кровь Богов неистово текла.
Нет тех, кого они б не победили,
И кто бы не бежал от их меча.

Но вот прошли бесчисленные годы -
И всё по-новому, и всё теперь не так!
Восстали недостойные народы,
И мощь железа вновь скрывает мрак...

Нет! Нет и нет! Железо можно спрятать,
Сломать клинок, зарыть его в земле,
Но не сломать, не уничтожить Память,
Взывающую к Мести и Войне!

Железо ждёт, когда придут потомки
Туда, где предков был окончен путь,
И, рассекая Пламенем потёмки,
Опять клинки во длань свою возьмут!

В Цитадели Льдов

Холодом Севера, Кровью Титанов
Память о прошлом встаёт из глубин. 
Ненависть к власти заморских тиранов
Даст силу верить: мы победим. 

В Цитадели Льдов, на полуночном троне
Я свой час ожидаю, сжимая клинок,
Когда небо сгорит в сияний короне,
И атаку направит Нордический Бог. 

Из пустынь ледяных позабытых империй
Орды варваров мира кошмаром придут,
И во имя всех будущих поколений
Они пламя сражений над тьмою зажгут. 

Рухнет тот, кто сегодня правит планетой,
И с мечом я над трупом буду стоять...
Эти сны вижу я, охваченный тенью,
В цитадели, затерянной в Севера льдах. 


Леший

Скрипы и шорохи, вещие сны,
Крики неведомых птиц.
Слиться с вечернею песней листвы,
Книги Природы страниц.

Сонные рощи и звёзды в ночи,
Тайны, шаги за спиной...
Мудрость приходит, когда мы одни,
Слушаем голос лесной.


Поле

Поле - поле... Золотое море.
Игры ветра - Ладина пора.
Хорошо, что я теперь с тобою,
Что ты рядом, любушка - краса.

Посмотри, какое нынче небо!
Далеко, в прозрачной синеве,
Отраженье радости и Лета,
Что опять гуляет по Земле.


Любавушка

Пела песни в седых лесах,
Играла с ветром полей.
Синее небо в ясных глазах,
Тучи и крик журавлей.

Сплетала венки волшебные,
По росам босою идя.
Шепоты листьев ведала,
Когда пробуждалась заря.

Искала столетьями милого,
Что сгинул в дальних краях -
С вражьей нечистою силою
В кровопролитных боях.

По руинам шла да по капищам,
Где не слава, а волчий вой.
Полыхали в сердце пожарища,
Их тушила водой ключевой.

Её ведьмою звали вороги,
И следы замели снега...
То, что сердцу её было дорого,
Сила Смерти в ночи погребла.

На вершинах угрюмых курганов
В одеянии белом ждала,
К Солнцу руки свои простирая,
Словно жаждя обнять небеса.

В позабытых, заброшенных избах
Представала заблудшим в ночи -
В бледном лике не было жизни,
Это власть Ночной Стороны.

По Руси всё искала милого,
Ручейки минуя по камушкам.
А звалась она - Ася Звездиночка,
И Азовушка, и Любавушка...

Отредактировано ПРОМЕТЕЙ (2014-10-08 17:19:59)


Вы здесь » Путь Одиссея » Искусство » Илья Маслов.Стихи.