Путь Одиссея

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь Одиссея » Персоналии » Адольф Гитлер. 3 Рейх. 2 Мировая война


Адольф Гитлер. 3 Рейх. 2 Мировая война

Сообщений 481 страница 489 из 489

481

https://kamerad-791.livejournal.com/tag/Антипобеда

В 1940 году, за десять месяцев до официального вступления США во Вторую мировую войну, вышла книга Кауфмана под названием "Германия должна погибнуть" ("Germany Must Perish"). Эта, вся переполненная ненавистью, еврейская книжонка содержала то, что впоследствии было названо планом Кауфмана, - схему, по которой этот президентский советник предлагал уничтожить 70 миллионов представителей немецкого народа, включая женщин и детей, и распределить территорию Германии между её соседями. Вот отрывок из этой книги:

   "Нынешняя война - это не война против Адольфа Гитлера.
   Также это не война против нацистов...
   Это борьба между немецким народом и всем человечеством...

   На этот раз Германия навязала всему миру ТОТАЛЬНУЮ ВОЙНУ.
   Следовательно, она должна быть готова заплатить ТОТАЛЬНЫЙ ШТРАФ.
   И этот тотальный штраф может быть только одним:
   Германия должна погибнуть!
   В действительности, а не в воображении!

   ...Население Германии, если не считать завоёванных и присоединённых территорий, составляет примерно 70 миллионов человек; из них примерно половина - мужчины и половина - женщины. Чтобы добиться исчезновения немцев, достаточно стерилизовать около 48 миллионов из них... Что касается мужчин, подлежащих стерилизации, то с армейскими группами, которые представляют собой организованные подразделения, будут справиться проще и быстрее, чем с остальными. Если взять, к примеру, 20 тысяч хирургов и предположить, что каждый из них будет проводить как минимум 25 операций в день, то их стерилизация займёт, самое большее, месяц. Разумеется, чем больше будет врачей (а, учитывая, что в этом будут участвовать все народы, врачей будет гораздо больше вышеупомянутых 20 тысяч), тем меньше времени понадобится. Со всем мужским гражданским населением Германии можно будет справиться за три месяца.  Ввиду того, что стерилизация женщин требует большего времени, несложно подсчитать, что всё женское население Германии можно будет стерилизовать за три года или даже быстрее.   Поскольку, согласно современной немецкой доктрине, немец - это тот, в ком течёт хотя бы одна капля настоящей немецкой крови, необходима полная стерилизация обеих полов, а не только одного.   Разумеется, после полной стерилизации в Германии исчезнет рождаемость. При обычной смертности 2% в год немецкий народ будет вымирать со скоростью в полтора миллиона человек в год. Таким образом, в течение двух поколений будет осуществлено то, на что были затрачены миллионы жизней и столетия тщетных усилий, а именно искоренение германизма и его носителей".

Эрнест Альберт Хутон (Ernest Albert Hooton), профессор антропологии Гарвардского университета, писал в том же духе. В статье в нью-йоркском журнале "Peabody Magazine" под названием "Как лишить немцев воинственности" ("Breed war strain out of Germans"), вышедшей 4 января 1943 года, он предложил политическую программу, которую следовало применить к Германии. Помимо различных генетических манипуляций, которые должны были "уничтожить немецкий национализм и немецкую агрессивную идеологию", он рекомендовал следующее:  "В течение 20 или более лет основную часть нынешней немецкой армии использовать в качестве отрядов по восстановительным работам на разрушенных территориях стран-союзников и в других местах".

В одной канадской статье данная программа была описана формулой "Нет Германии - нет немецких войн".  Писатель Рекс Стаут написал статью под названием "Будем ненавидеть, иначе мы проиграем", вышедшую в "Нью-Йорк таймс". А известный журналист Уильям Ширер отстаивал идею коллективной вины, и его вывод гласил: "Они все виновны и должны быть наказаны".  Как можно видеть из вышеприведённых примеров, англичанами и американцами серьёзно рассматривалась идея о нейтрализации научными методами или даже истреблении немецкого народа.

Ещё задолго до прекращения боевых действий было единодушно решено положить конец немецким научным исследованиям. Для этого предлагались такие методы, как экспроприация немецких патентов, похищение и узаконенная эксплуатация немецких учёных и запрет или тотальный надзор за немецкими лабораториями и научными учреждениями. Впоследствии союзники воплотили эти преступные затеи в жизнь со звериной яростью.

Однако основным вдохновителем всех этих экзотичных схем по разрушению или разворовыванию Германии был министр финансов США Генри Моргентау (Henry Morgenthau, Jr.), один из лидеров американских евреев. Именно Моргентау убедил Рузвельта, что с немцами нужно быть "жёстким".
"Руководство для военной администрации в Германии", которое было выпущено Штабом верховного главнокомандующего союзническими экспедиционными войсками (SHAEF) в августе 1944 года и которое должно было стать политическим руководством для оккупационных войск в Германии, вызвало неодобрение Моргентау из-за своих "слабых мест". Так, Моргентау счёл, что дневной рацион в 2000 калорий для немецких рабочих был слишком большим. Рузвельт приветствовал эти "предложения по улучшению" и подчеркнул, что с немцами следует вести себя жёстко: "Нам следует быть жёсткими с Германией; я имею в виду немецкий народ, а не только нацистов. Нужно либо кастрировать немцев, либо обращаться с ними так, чтобы они не могли воспроизводить потомство, которое захочет вести себя так, как они вели себя в прошлом".

Моргентау, чьи инициативы Рузвельт безоговорочно поддерживал, получил почти полную свободу действий в том, что касается выбора политики по отношению к Германии.  Моргентау хотел решить немецкий вопрос раз и навсегда и с этой целью предложил план, названный впоследствии планом Моргентау, в котором содержалось "окончательное решение" немецкого вопроса. Согласно данному плану, Германию предполагалось превратить в аграрную, малонаселённую страну, лишённую промышленности.
План Моргентау описывался как "меры по недопущению развязывания Германией третьей мировой войны". В число предложенных мер входили демилитаризация Германии, реституция и репарации, воспитание и пропаганда, политическая децентрализация, армейский надзор за экономикой, контроль за экономическим развитием Германии, аграрный вопрос, наказание "военных преступников" и расчленение Германии.

30 сентября 1944 г. немецкая газета "Фёлькише беобахтер" подробно описала предлагаемые меры: "Вся сталелитейная промышленность, все химические заводы и все фабрики по производству синтетического топлива будут изъяты у Германии и переведены в другие страны...  Воспитание детей будет передано под контроль Объединённых Наций, и школы будут оставаться закрытыми до тех пор, пока не будет найдено достаточное количество еврейских учителей.
Кроме того, тотчас же будут написаны новые учебники, содержание которых будет согласовано между Вашингтоном, Лондоном и Москвой. Согласно плану Моргентау, немецкой молодёжи будет запрещено получать высшее образование, здания немецких вузов будут закрыты, а их библиотеки и исследовательское оборудование поделят между собой Америка, Англия и Советский Союз".

Согласно схеме Моргентау, помимо полной демилитаризации Германии следовало демонтировать или уничтожить всю её промышленную основу. Рудники и угольные шахты следовало затопить. План Моргентау уделял много внимания репарациям, причём их выплата должна была быть осуществлена не столько в деньгах и товарах, сколько путём передачи немецких минеральных ресурсов (полезных ископаемых) и территорий.   Предусматривалось следующее: возвращение имущества, "награбленного" немцами на оккупированных территориях; передача территории Германии и её прав собственности в сферах промышленности странам, подвергшимся её "агрессии"; передача и перераспределение промышленного оборудования; принудительный труд немецких рабочих в иностранных государствах; конфискация всей немецкой земельной собственности любого типа за пределами Германии.
Рузвельт разделял убеждение Моргентау о том, что немецкий народ несёт коллективную вину за развязывание войны, а также его точку зрения, согласно которой с Германией после войны следует обращаться в жесточайшей манере. Неудивительно поэтому, что во время второй конференции в Квебеке, прошедшей в сентябре 1944 года, планы Моргентау по опустошению сердца Европы были приняты Рузвельтом и Черчиллем в качестве официальной программы послевоенного обращения с Германией и что Моргентау смог с удовлетворением написать в книге "Германия - наша проблема" ("Germany is our Problem"), что основные принципы данной программы представляют собой официальную точку зрения США.

В сенате США было открыто высказано мнение о том, что разоружение и дезиндустриализация Германии освободит соседние страны Европы от экономического господства Германии. Тот факт, что вся Европа извлекала выгоду из промышленной мощи Германии, а значит, промышленный крах Германии отрицательно скажется на всех европейских странах, министерство финансов США в расчёт не принимало.  В меморандуме за 7 сентября 1944 года содержалось заявление о том, что экономика Европы не зависит от Германии, "поскольку США, Великобритания, Франция и Бельгия могут с лёгкостью производить то, что поставляла Германия до войны".

После того, как весной 1945 года крестовый поход американцев на немецкую землю был завершён, Вашингтон передал представителям своего верховного командования в Европе особые политические директивы, касающиеся оккупации.
Жёсткие инструкции, изложенные в директиве JCS 1067, изданной в середине 1947 года, вели происхождение от плана Моргентау. Впрочем, американцы оказались от полного разрушения немецкой промышленности (её следовало поддерживать на минимальном уровне, во избежание эпидемий и мятежей) и не стали затапливать шахты, но зато они приступили к демонтажу промышленности, научной и интеллектуальной экспроприации, а также к демилитаризации, денацификации и децентрализации Германии, являвшимся основой их политики. Таким образом, пункты директивы JCS 1067, в целом, совпадали с планом Моргентау, в котором Германия объявлялась поджигателем войны.

Франция и Великобритания также частично переняли эту разрушительную политику США в отношении Германии.
Вскоре после выпуска директивы JCS 1067 были озвучены меры по сокращению промышленности - сначала американцами, а затем, после Берлинской (Потсдамской) конференции, всеми союзниками.
   Было запланировано три вида сокращения промышленности:
   1) репарации "натурой", т.е. демонтаж немецких заводов и машин,
   2) полное уничтожение производственных возможностей Германии,
   3) официальная политика игнорирования немецких заводов и машин.
   Эти планы по уничтожению средств немцев к существованию также основывались непосредственно на плане Моргентау.

Подобными теориями и проектами, которые могло породить только чьё-то больное воображение и которые грубо попирали все цивилизованные нормы поведения, поджигатели войны из западных стран мало чем отличались от советских фанатиков и подстрекателей к убийствам наподобие Ильи Эренбурга. Все они происходили из одного и того же источника (еврейского), и каждый из них несёт общую ответственность за страдания, причинённые немецкому народу.
Те или иные пропагандисты, закулисные организации или лица, наживавшиеся на войне, могли отличаться в том, что касается выбора слов. Однако в том, что касается намерения разрушить и стереть с лица земли сердце Европы - Германию, - они были полностью одинаковы.

482

http://116-windhund.ru/index.php?/topic … iia/page-4
Воспоминание друга Гитлера

Адольф был среднего роста, стройный; в то время он был уже выше своей матери. Телосложение он имел далеко не крепкое, был скорее слишком худым для своего роста и совсем не сильным. В действительности его здоровье было довольно слабым, о чем он первый и сожалел. Ему приходилось особенно заботиться о себе в туманные и сырые зимы, которые преобладали в Линце.

Разумеется, поражало и его необыкновенное красноречие. Но тогда я был слишком неопытным, чтобы придавать ему какое-то особое значение. Я, например, был уверен, что Гитлер когда-нибудь станет великим артистом, поэтом – так я думал сначала, – потом полагал, что он станет великим художником, пока позднее, в Вене, он не убедил меня в том, что его настоящий талант лежит в области архитектуры. Но для этих художественных устремлений его красноречие было бесполезным или даже скорее помехой. И все же мне всегда нравилось его слушать. Его язык был очень грамотным. Он не любил диалект, особенно венский, мягкая мелодичность которого была ему совершенно отвратительна. По-настоящему Гитлер не говорил на австрийском немецком. Пожалуй, в его манере говорить, особенно в ритме речи, было что-то баварское. Возможно, это было благодаря тому, что с трех до шести лет, когда у человека по-настоящему формируется речь, он жил в Пассау, где его отец служил таможенным чиновником.

Нет сомнений в том, что ораторский талант моего друга Адольфа проявился в ранней юности. И он знал это. Он любил говорить, и говорил без остановки. Временами, когда он слишком высоко воспарял в своих фантазиях, я не мог не заподозрить, что все это было лишь упражнением в красноречии. Но потом начинал думать иначе.

Адольф придавал большое значение хорошим манерам и корректному поведению. Со скрупулезным педантизмом он соблюдал правила поведения в обществе, как бы мало он ни думал о самом обществе. Он всегда подчеркивал положение своего отца, который был в ранге таможенного служащего, приблизительно соответствовавшем чину капитана в армии. Услышав, как он говорит о своем отце, никто никогда бы не подумал, как сильно ему не нравится идея быть государственным служащим. Тем не менее в его манере себя вести было что-то педантичное. Он никогда не забывал передать привет моим домашним, а в каждой открытке от него содержались поклоны моим «достопочтенным родителям».

Когда мы снимали вместе комнату в Вене, я заметил, что каждый вечер он аккуратно кладет свои брюки под матрас, чтобы на следующее утро иметь безупречные «стрелки» на штанинах. Адольф знал цену хорошему внешнему виду и, несмотря на отсутствие у него тщеславия, знал, как лучше всего преподать себя. Он великолепно пользовался своими несомненными актерскими талантами, которые умело сочетал с даром красноречия. Я, бывало, спрашивал себя, почему Адольф, невзирая на все эти явные способности, не сильно преуспел в Вене. И только позже понял, что профессиональный успех совсем не входил в его честолюбивые замыслы. Люди, которые знали его в Вене, не могли понять противоречие между его холеной внешностью, его речью образованного человека и самоуверенным поведением и нищенским существованием, которое он влачил, и считали его либо высокомерным, либо человеком с претензиями. Он не был ни тем ни другим. Он просто не вписывался в буржуазный строй.

Адольф довел голодание до искусства, хотя ел очень хорошо, когда представлялась такая возможность. В Вене у него обычно не хватало денег на еду. Но даже если они у него были, он предпочитал голодать и тратить их на билет в театр. Он не понимал радостей жизни, как их понимали другие. Он не курил, не пил, и в Вене, например, много дней подряд мог питаться лишь молоком и хлебом.

С таким презрением ко всему, что относилось к телу, спорт, который тогда входил в моду, для него ничего не значил. Я где-то прочитал о том, как бесстрашно молодой Гитлер переплыл Дунай. Я не припоминаю ничего подобного; самое большее – мы могли иногда окунуться в речке Родель. Он проявил некоторый интерес к велосипедному клубу, главным образом потому, что зимой они соревновались на катке. И это только потому, что девушка, которую он обожал, каталась там на коньках.

Ходьба была единственным физическим упражнением, которое действительно нравилось Адольфу. Он ходил всегда и везде, и даже в моей мастерской и в моей комнате обычно вышагивал взад и вперед. Я помню, что он всегда был на ногах, мог ходить часами и не уставать. Мы обычно исследовали окрестности Линца во всех направлениях. У него была выраженная любовь к природе, но очень своеобразная. В отличие от других тем природа никогда не привлекала его как объект для изучения. Едва ли я припомню, чтобы видел его с книгой на эту тему. Здесь была граница его жажды знаний. В школе он однажды очень увлекся ботаникой и вырастил небольшой садик различных растений, но это была лишь школьная прихоть, и ничего больше. Подробности его не интересовали, лишь природа как единое целое. Он называл ее «окружающий мир». Это выражение было в его устах таким же привычным, как и слово «дом». Да он и на самом деле чувствовал себя на природе как дома. Еще в первые годы нашей дружбы я обнаружил его особую тягу к длительным ночным прогулкам или даже к ночевкам в каком-нибудь незнакомом месте.

Пребывание на природе оказывало на него необычайное воздействие. Он становился совершенно другим человеком, не таким, каким был в городе. Определенные стороны его характера проявлялись только здесь. Он никогда не бывал таким собранным и сосредоточенным, каким был во время прогулок по уединенным тропинкам в буковых лесах Мюльфиртеля или ночью, когда мы предпринимали недолгую прогулку на гору Фрайнберг. Под ритм шагов его мысли текли более гладко и целенаправленно, чем в каком-то другом месте. В течение длительного времени я не мог понять в нем одно своеобразное противоречие. Когда на улицах ярко светило солнце и свежий, живительный ветер приносил в город запах лесов, непреодолимая сила влекла его с узких, душных улиц в леса и поля. Но едва мы добирались до открытой сельской местности, как он начинал уверять меня, что не смог бы снова жить за пределами города. Для него было бы ужасным оказаться вынужденным жить в деревне. Несмотря на всю любовь к природе, он всегда радовался, когда мы возвращались в город.

У моего друга был свой способ заставить природу служить себе. Он имел обыкновение находить уединенный уголок за городом, который посещал снова и снова. Каждый куст и каждое дерево были там знакомы ему. Там ничто не могло побеспокоить его во время размышлений. Природа окружала его, как стены тихой, удобной комнаты, в которой он мог без помех взращивать свои необузданные планы и идеи.

Совершенно другими были наши дальние экскурсии. Особых приготовлений не требовалось: единственным реквизитом была крепкая палка для ходьбы. Со своей повседневной одеждой Адольф обычно носил разноцветную рубашку и – как знак его намерения предпринять длительное путешествие – вместо обычного галстука надевал шелковый шнурок с двумя свисающими вниз кисточками. Мы не брали с собой еды, но где-нибудь доставали себе кусок черствого хлеба и стакан молока. Какие это были замечательные, беззаботные времена!

Мы презирали железные дороги и автобусы и везде ходили пешком. Когда бы мы ни совмещали наше воскресное путешествие с прогулкой к моим родителям, которая имела для нас то преимущество, что мой отец угощал нас хорошим обедом на постоялом дворе, мы отправлялись в путь достаточно рано, чтобы встретиться с ними в нашем пункте назначения, до которого они ехали на поезде. Мой отец особенно любил небольшую деревушку под названием Вальдинг, которая привлекала нас потому, что поблизости протекала речка Родель, в которой мы любили купаться в теплые летние дни.

В моей памяти остался один случай. Мы с Адольфом вышли с постоялого двора, чтобы искупаться в речке. Мы оба были довольно хорошими пловцами, но моя мать тем не менее нервничала. Она пошла следом и встала на выступающем утесе, чтобы наблюдать за нами. Утес наклонно уходил вниз, к воде, и был покрыт мхом. Моя бедная мать, которая с беспокойством наблюдала за нами, поскользнулась на гладком мхе и съехала в воду. Я находился слишком далеко, чтобы тут же помочь ей, но Адольф немедленно прыгнул за ней в воду и вытащил ее на берег. Он всегда оставался преданным моим родителям. В 1944 году на восьмидесятилетие моей матери он прислал ей продуктовую посылку.

Меня часто спрашивали – и даже Рудольф Гесс, который однажды пригласил меня навестить его в Линце, – было ли у Адольфа в те годы, когда я его знал, чувство юмора. Люди из его окружения говорили, что его недостаток ощущается. В конце концов, он был австрийцем, и в нем должна была быть доля знаменитого австрийского чувства юмора. Безусловно, Гитлер, особенно после короткого и поверхностного знакомства с ним, создавал о себе впечатление глубокого и серьезного человека. Эта безмерная серьезность, казалось, затеняла все остальное. Все было точно так же, когда он был молод. К любой проблеме, встававшей перед ним, он подходил с чрезвычайной серьезностью, которая не вязалась с его шестнадцатью или семнадцатью годами. Он был способен любить и восхищаться, ненавидеть и презирать – все это с величайшей серьезностью. Но одного он не мог сделать – отнестись к чему-нибудь с улыбкой. Это касалось даже того, что не интересовало его лично, например к спорту, явлению того времени, – это было так же важно для него, как и что-либо другое. Его проблемам не было конца. Глубокая серьезность не переставала заставлять его энергично браться за новые проблемы, и если в какой-то момент он их не находил, часами размышлял дома над книгами и копался в проблемах прошлого. Эта необыкновенная вдумчивость была самой поразительной чертой его характера. Многие другие качества, характерные для молодости: бездумное времяпрепровождение, жизнь только сегодняшним днем, удобная позиция «чему быть, того не миновать», в нем отсутствовали. Даже «схождение с рельсов» в бурные молодые годы было ему чуждо. Удивительно, но он считал, что все это не приличествует молодому человеку. И поэтому юмор ограничивался самой интимной сферой, словно это было что-то запретное. Обычно его юмор был направлен на людей из ближайшего его окружения, другими словами, на ту область, в которой для него проблем больше не существовало. По этой причине его мрачный и неприятный юмор часто смешивался с иронией, но всегда дружеской. Так, однажды, увидев меня на концерте, где я играл на трубе, он сильно забавлялся, изображая меня, и утверждал, что с раздутыми щеками я был похож на одного из ангелов Рубенса.

Я не могу закончить эту главу, не упомянув об одной из характерных черт Гитлера, которая, как я открыто признаю, кажется сейчас парадоксальной темой для обсуждения. Гитлер был полон глубокого понимания и сочувствия. Он проявлял ко мне самый трогательный интерес. Я мог не говорить ему ни слова, но он точно знал мое настроение. Как часто это помогало мне в трудные времена. Он всегда знал, что мне нужно и чего я хочу. Как бы сильно он ни был занят собой, у него всегда находилось время для дел тех людей, которые его интересовали. И не случайно именно он убедил моего отца разрешить мне изучать музыку и тем самым решающим образом повлиял на мою жизнь. Это, скорее, было результатом его отношения ко мне, стремления участвовать во всем, что касалось меня. Иногда у меня было чувство, что он живет не только своей, но и моей жизнью.

483

Armen Markaryan

Вышла документальная книга "Гейдрих. Полная реабилитация" с новыми фактами, до этого не опубликованными в печати, о жизни и деятельности Рейнхарда Гейдриха. Эта книга призвана развенчать мифы и вернуть Германии украденную историю без пропаганды и искажения истинных фактов. Новые факты, которые станут для многих историков неожиданностью, основаны на документах из архивов многих западных стран, прольют свет на те и иные события по новому. Каждое событие или факт имеет документальное подтверждение.

Опровергнута легенда операции на радиостанцию в Глейвице, которая якобы послужила поводом для начала Второй мировой войны. Польская форма нужна была совершенно для других целей. Также приведены факты отрицающие расовое превосходство Рейха, в частности "Лебенсборн".

Подробно описано покушение и убийство Гейдриха с новыми фактами от главы Специальной комиссии по расследованию убийства, взятый из архива ЦРУ. Отдельная глава посвящена Ванзейской конференции, где решалась судьба эмиграции европейских евреев ...

Купить книгу для жителей Украины: --

Для жителей России:
--

Фрагмент главы:
--

484

"Папа римский Пий 12 против Гитлера".

Папа Пий 12 был организатором или вдохновителем нескольких покушений на Гитлера, ни одно из которых не достигло своих целей. Папа Пий 12 контактировал с английскими спецслужбами для координации деятельности по ликвидации Гитлера. Англичане, кстати - протестанты и англиканская церковь не подчиняется Ватикану. Для осуществления планов по ликвидации Гитлера были задействованы генералы и офицеры Абвера, многие из которых были католики, в том числе и Штауффенберг. То есть - покушение на Гитлера 20 июля 1944 года было впрямую санкционировано Ватиканом и значит Кланом Ткачихи и на астральном уровне  - змеенышем Иисусом Христом.
В этой истории еще раз раскрывается оккультная основа 2 мировой войны. Которая есть следствием Договора между Сионом и Бафомедомом, то есть сговора Черномора и Наины.
Все три темных клана Атлантиды - клан Бабарихи - масоны, клан Ткачихи - Ватикан и иезуиты, клан Поварихи - еврейская банковская мафия вместе с Сионом - Сталиным сделали все для уничтожения возрождающейся Арийской Идеи. Восстания самородных людей против планетарных Паразитов.

"Погибнет он! Погибнет он!"

485

Пропагандистская открытка "Зимнее солнцестояние / Sonnwend" (Мюнхен. 1932), на которой изображаются штурмовик СА и его подруга в коричневой рубашке, что перепрыгивают через пламя костра. Как сообщает источник, подобные необычные обряды и празднование солнцестояния представляли интерес для национал-социалистической партии, которая пыталась вернуть интерес немцев к их дохристианским языческим корням.
Адольф Гитлер. 3 Рейх. 2 Мировая война

486

Французские ученые развенчали самую популярную конспиралогическую теорию XX века

21 мая 2018
Группа французских ученых заявила о том, что установила точную дату и причину смерти Адольфа Гитлера.

Руководитель группы профессор Филипп Шарлье заявил: «Мы можем положить конец всем конспирологическим теориям о Гитлере. Фюрер не бежал в Аргентину на подводной лодке, он не находится на секретной базе в Антарктиде или на темной стороне Луны».

Шарлье и его коллегам была предоставлена возможность провести первое с 1946 года исследование фрагментов останков Адольфа Гитлера, которые хранятся в архивах ФСБ и Государственном архиве Российской Федерации.

Результаты исследования, которое Шарлье провел с четырьмя своими коллегами, опубликованы в научном журнале European Journal of Internal Medicine. В интервью агентству FFP профессор твердо заявил: «Останки подлинные. Нет никаких сомнений в том, что мы исследовали зубы, зубные протезы и часть черепа Адольфа Гитлера. Наши результаты доказывают, что Гитлер умер в 1945 году».

Шарлье указал основные моменты исследования — плохие зубы, отсутствие каких-либо следов мяса на них. Известно, что Гитлер был вегетарианцем. Кроме того, ученые дополнительно проверили фрагмент черепа из российского архива, и он совпадает с радиографией черепа Гитлера, сделанной за год до его смерти.

Говоря о причине смерти фюрера, Шарлье сообщил о найденных следах яда на фрагментах зубов и зубных протезов, а также о пулевом отверстии во фрагменте черепа. «Мы не знаем, использовал ли фюрер ампулу с цианидом, чтобы покончить с собой, или это сделала пуля. Возможно, это было и то, и другое», — отметил французский ученый. Однако он уверен, что это не был выстрел в рот, поскольку на зубах не обнаружено никаких следов пороха. Следовательно, пуля пробила череп снаружи.

Напомним, по официальной версии, Адольф Гитлер и Ева Браун погибли в бункере в Берлине 30 апреля 1945 года. Они приняли цианид, при этом фюрер выстрелил себе в голову из пистолета. Их тела были облиты бензином и подожжены. Обгоревшие останки обнаружили 5 мая 1945 года советские солдаты.

Профессор Шарлье известен своим исследованием останков короля Ричарда Львиное Сердце.

Комм. Первый вопрос, который возникает - а почему вы не провели ДНК-тест останков? Ведь это предлагалось сделать еще лет 15 назад, и еще живы родственники Гитлера по линии его родной сестры и по линии двоюродных родственников. Нет, не делают - хотя этот тест снял бы все сомнения. Вместо этого - сравнивают зубы с рентгеновским снимком челюсти от 44 года. А какие ваши доказательства - что это снимок челюсти именно Гитлера, а не его двойника? Если Гитлер стал готовить Новую Швабию для переселения еще в начале 40-х, то что ему мешало подготовить и ложный снимок "его челюсти"? Помнится, когда возникли слухи, еще лет 30 назад, что Борман был агентом Сталина, и похоронен в Москве, то тут же  "совершенно случайно" при земляных работах в Берлине нашли "челюсть Бормана", а затем и рентгентовский снимок отыскали, и даже дантиста, который его лечил, нашли, все как и в этом случае. И так было "доказано" что Борман погиб в мае 45 года в Берлине.
Есть ДНК анализ останокв якобы Гиммлера, который покончил с собой в мае 45 будучи арестованным американцами? Не сохранилось останков? Или не хотят делать анализ?
Есть еще крышка черепа, которая хранится там же в архивах ФСБ. Анализ ДНК делали? Нет, потому что более ранние исследования этой крышки с дыркой показали, что это часть женского черепа. Евы Браун? Не известно, может и у Евы был Двойник.
Короче - грош цена этим исследователям французских ученых, которых пригласила ФСБ (и хорошо заплатила, что несоменно). Ибо чекистам-сионистам очень не нравится мысль о том, что Гитлер их всех наебал и пережил их босса - Сталина. Тем более, что все эти версии о эвакуации в Новую Швабию или даже просто в Аргентину - подогревают интерес к личности Гитлера - а им это совсем не надо.

487

http://ttolk.ru/articles/mihail_prishvi … za_gitlera

Михаил Пришвин: " Я, как взнузданный, стоял за Гитлера"

Выделено мной - Ulis.

Адольф Гитлер. 3 Рейх. 2 Мировая война

"Моё "за Гитлера" есть мое отрицание нашей сектантской интеллигенции". "Евреи и все присные им ненавидят кровно Гитлера, эта ненависть наполнила половину мира от Ротшильда до русского интеллигентного нищего, женатого на еврейке. С другой стороны, другая половина стала против евреев". "Глубочайшее всенародное сочувствие немцам есть своеобразное проявление русского патриотизма (в смысле призвания Рюрика". Великий русский писатель Михаил Пришвин в дневнике за 1940-й и первую половину 1941 года описывает своё и части русской интеллигенции отношение к немцам и будущей войне с ними.

Михаилу Пришвину в 1940 году - 67 лет. Он в этот год круто меняет свою жизнь: разводится с женой, с которой прожил 35 лет, и женится на женщине, младше себя на 27 лет. Он весь поглощён новым открывшимся ему чувством: глубокой любовью, которую он, как оказалось, до этого никогда не знал. Одновременно Пришвин - на вершине своего творчества, обожания властью и читателем. Он много зарабатывает (в среднем по 4-5 тыс. рублей в месяц при средней тогда зарплате в 300-350 рублей), у него большая квартира (4 комнаты) в центре Москвы, дача, личный автомобиль, прислуга. Он много охотится. И находит время для дневника, который вёл с конца XIX века и до своей смерти в 1954 году.

В дневник он записывает крамольные, даже "вражеские" - по тем временам - мысли. Этим и ценны дневники Пришвина: по ним мы можем судить о настоящих настроениях т.н. "русской партии" внутри интеллигенции. Пришвин выходец из дворянской семьи, бывший правый эсер, истово верующий (как и его новая жена Ляля), не преклоняющийся перед советской властью. Он видит в репрессиях 1937-38 расплату большевиков и евреев за большевизм. Он вообще "заражён" антисемитизмом, правда, не в погромном смысле. Очевидно, что те мысли, которые он записывает в дневнике, разделяли ещё тысячи русских интеллигентов, со схожим, как у Пришвина, "бэкграундом". Об этом можно судить хотя бы по тому, что его друг Иванов-Разумник, которого он часто упоминает и в дневниках, после начала войны ушёл с немцами и служил им.

+++
Немцы подошли к Сене. Мне почему-то приятно, а Разумнику неприятно, и Ляля тоже перешла на его сторону. Разумник потому за французов (мне кажется), что они теперь против нас, как в ту войну стоял за немцев – что они были против нас (хуже нас никого нет). А Ляля потому против немцев теперь, что они победители, и ей жалко французов. Я же, как взнузданный, стоял за Гитлера.

Пока немцы были в опасности и все говорили, что за Гитлера нельзя ставить карту, Ляля стояла в политике за немцев. Когда же немцы подошли к Парижу, то стала жалеть французов и одергивать меня, когда я радовался немецким победам.
+++
Дело Гитлера для меня тем предпочтительнее дела союзников, что у них "всё куплю", а у него "всё возьму".
+++
В семье N. за Гитлера стоит единственный Дима, советский мальчик, несоветские элементы семьи все за англичан (европейскую демократию). Так странно выходит, что кто за фашизм, тот и за коммунизм, и за отечество, и, конечно, верит в перемену к лучшему от победы коммунизма-фашизма.

Ляля стоит, конечно, ни за то, ни за другое, потому что перемена в обществе может быть лишь через Бога. Меня же, при всём понимании Ляли, при всём сознании легкомыслия наших спорщиков, почему-то тянет к Гитлеру, и я чувствую даже, как от глупости своей у меня шевелятся уши, и всё-таки радуюсь его победам и даже радуюсь, что СССР теперь вступает в границы старой России.

Возможно, моё "за Гитлера" есть мое отрицание нашей сектантской интеллигенции, но, возможно, и как результат веры моей, что Бог не совсем равнодушен к человеческой крови и сочувствует крови здоровой.
+++
Я стою за победу Германии, потому что Германия это народ и государство в чистом виде и, значит, личность в своей сущности остаётся нетронутой, тогда как в Англии государство принимает во внимание личность, ограничиваемую возможностями современности. От этого, конечно, удобнее жить в Англии, но теперь вопрос идёт не об удобствах, а о самом составе личности, о явлении пророков, вещающих сквозь радио и гул самолётов. Я больше верю в появление таких личностей там, где личность целиком поглощена, а не 95% + 5% свободы: цельность – есть условие появления личности.
+++
Во всём мире наступает эпоха последнего изживания идей революции и восстановления идей государственных. Идеи революции, как паразитирующее растение, лианой опутали когда-то здоровый капиталистический индивидуализм, и так создалась "демократия". Вот и это теперь рушится. Начинается всемирная реакция под началом Германии. Хуже всего от этого евреям.

Германия идёт, как один человек (так говорится, чтобы выразить силу: все как один). И этот один называется Гитлер. В этом и есть основание монархии: все как один. Напротив, основание социализма, демократии: один как все. Итак, монархия – все как один, коммунизм: каждый как все.
+++
Поражает, до чего единообразно ориентируются евреи. Невольно навязываются мысли о еврейском господстве. Итак, 1-я сторона, это Англо-американский капитал (всё куплю). 2-я – Германо-итало-японский национализм (всё возьму). 3-я – плановое социалистическое хозяйство. Капитал: частная инициатива, включающая экспансию индивидуализма и духовного космополитизма. Национализм: индивидуум как представитель народа (народная инициатива). Социализм: индивидуум как представитель Всечеловека.

Итак, будущий мир должен быть умирен правильным сочетанием элементов человеческого творчества: 1) личности, 2) народности и 3) общечеловеческого хозяйственного плана. Каждая из борющихся ныне 3-х сторон борется за то, что необходимо для всех трёх и чего две другие стороны не принимают. Так, если бы сошлись три человека: экономист, моралист и художник, и каждый стал бы навязывать насильно друг другу своё, исключающее всё другое, то и получилась бы картина современной войны.

В современности у нас думают так, что немца нам не миновать: будем ему помогать, он превратит нас в колонию, пойдём против – он расколотит и своею рукою возьмёт. Евреи и все присные им ненавидят кровно Гитлера, эта ненависть наполнила половину мира от Ротшильда до русского интеллигентного нищего, женатого на еврейке. С другой стороны, другая половина стала против евреев. Такая огромная ненависть не могла бы возникнуть к маленькому народцу, если бы он не являл собой какую-то определяющую весь наш строй силу: еврей стал знаменем капитала и кумиром демократов – интернациональный человек превратился в еврея.

Весь человек раскололся на две половины – арийца и семита. Мы же стоим на острие независимого от расы коммунистического человека и чуть в одну сторону – мы с евреями; чуть в другую – с арийцами.
+++
Званый вечер: Иоаннидис, Шильдкредт, Дмитриев. Беседуя о войне всего человечества, эти ограниченные своим еврейством люди всю свою аргументацию против Гитлера сводили к примерам угнетения им евреев. Они уверены, что наша политика сведётся к войне против немцев и что Гитлер погибнет в России, как Наполеон.
+++
Еврейская (и сочувствующих им) агитация против Гитлера и за войну с Германией была в последнее время так заметна, что я перестал верить в эту войну и упрямо твердил: "У нас с Германией долго не будет войны". И вот, когда Молотов уехал в Берлин и начались там банкеты в честь его, те же языки примчали весть: "Дела Германии до того плохи, что схватились за СССР".
+++
Понимаю, почему я всегда презирал людей, вооруженных Нилусом, это те люди, которые не могут чего-нибудь понять из себя, и им нужно какое-нибудь объяснение со стороны. Не по тому, что евреи хороши, я стою против погромов, а потому что погром означает внутреннее бессилие. Я надеялся на то, что у Гитлера борьба с евреями есть частность в борьбе с капиталом, а Курелло говорит, что борьба с евреями у него точно на том же основании, как была у наших черносотенцев.

Венгерец (еврей) при имени Гитлер покраснел и сказал: "на 100% уверен, что Гитлер погибнет". И так все евреи в один голос, и большинство (почти все) pro-английские (т.е. за капитал). А в самой Англии впервые из империалистической шкуры вырос патриотизм.
+++
А это и есть вопрос наш: симпатию к немцам нельзя высказывать: 1)потому что самые тёмные русские ждут немцев как освободителей от большевиков, 2)потому что некоторые исходят прямо от Нилуса, 3)почти никто не понимает движения русских к внутреннему немцу, т.е. самим быть, как немцы, и этой силой закрепить свободу. Зрелище нынешней Франции есть живой пример незащищённой от разврата свободы.
+++
Немцы взяли Фермопилы, и эта победа взбудоражила Америку. Ведь победа такая – есть абсолютная победа, потому что если и победит кто-либо немца, то он сам должен в немца превратиться в своем отношении к смерти.

Победа в Греции сразу рассеяла легенду о конце Гитлера, и русские люди, т.е. глупо-русские подняли головы. Как это ни странно, но глубочайшее всенародное сочувствие немцам есть своеобразное проявление русского патриотизма (в смысле призвания Рюрика).
Кажется, что борются два величайших народа, немцы и евреи, непосредственно-национальная сила жизни с силой практического интеллекта (Капитала).
+++
Весь воздух насыщен страхом войны. Говорят, что евреи очень трусят. И они имеют все основания к этому, бросится ли Гитлер на нас, или мы будем дружить с немцами. Старые русаки, матёрые люди, напротив, вовсе не верят в то, что мы пойдём на немцев, и всю нашу бузу считают представлением для англичан. ("Не такие мы дураки!" и "погодите немного: Ирак всё скажет".)

Одно из первых осмыслений уже начавшейся войны - запись в дневнике Пришвина за 25 июня 1941 года:

"От нас скрыты разумные расчёты, мы не можем понять, какой смысл, даже просто расчёт у германского вождя выставить всех своих рыцарей против нашей несметной азиатской орды. Неужели расчёт на крах коммунизма, с которым рано или поздно непременно придётся сражаться и самой Америке? Неужели Англия им сказала: "Если свергнете и устроите свой порядок в Азии, мы помиримся". А нам сказала: "Если вы разобьёте Германию, берите проливы". Но если мы разобьём, разве не вспыхнет в Европе революция? Неужели же борьба с Германией закрывает и Англии глаза на борьбу с революцией?

Может быть, так и разумно: основной враг, Германия, будет кончен, а с другим после как-нибудь. Впервые понимаю тех, кто давно говорил о неминуемой гибели Гитлера, только они понимали это с точки зрения "вечности рубля" (капитала), а я понимаю гибель из-за расхождения с Россией: наша империя погибла из-за расхождения с Германией, они – из-за нас. Но как провалились мы тогда с нашим патриотизмом… Сейчас коммунизм до очевидности сидит целиком на отечестве, а отечество состоит из очарованных странников, работающих кое-как по случаю на конюшнях человечества.
Но одно верно, что кто бы ни победил в этой борьбе, истинная победа будет в единстве очарованного конюха с рыцарем злобы дня".

Комм. Конечно, Пришвин не Ницше, глубин осмысления происходящего на его глазах нет, но расовое чутье арийца верно раставило все акценты.

488

http://ttolk.ru/articles/mihail_prishvi … za_gitlera

Михаил Пришвин: " Я, как взнузданный, стоял за Гитлера"

Выделено мной - Ulis.

Адольф Гитлер. 3 Рейх. 2 Мировая война

"Моё "за Гитлера" есть мое отрицание нашей сектантской интеллигенции". "Евреи и все присные им ненавидят кровно Гитлера, эта ненависть наполнила половину мира от Ротшильда до русского интеллигентного нищего, женатого на еврейке. С другой стороны, другая половина стала против евреев". "Глубочайшее всенародное сочувствие немцам есть своеобразное проявление русского патриотизма (в смысле призвания Рюрика". Великий русский писатель Михаил Пришвин в дневнике за 1940-й и первую половину 1941 года описывает своё и части русской интеллигенции отношение к немцам и будущей войне с ними.

Михаилу Пришвину в 1940 году - 67 лет. Он в этот год круто меняет свою жизнь: разводится с женой, с которой прожил 35 лет, и женится на женщине, младше себя на 27 лет. Он весь поглощён новым открывшимся ему чувством: глубокой любовью, которую он, как оказалось, до этого никогда не знал. Одновременно Пришвин - на вершине своего творчества, обожания властью и читателем. Он много зарабатывает (в среднем по 4-5 тыс. рублей в месяц при средней тогда зарплате в 300-350 рублей), у него большая квартира (4 комнаты) в центре Москвы, дача, личный автомобиль, прислуга. Он много охотится. И находит время для дневника, который вёл с конца XIX века и до своей смерти в 1954 году.

В дневник он записывает крамольные, даже "вражеские" - по тем временам - мысли. Этим и ценны дневники Пришвина: по ним мы можем судить о настоящих настроениях т.н. "русской партии" внутри интеллигенции. Пришвин выходец из дворянской семьи, бывший правый эсер, истово верующий (как и его новая жена Ляля), не преклоняющийся перед советской властью. Он видит в репрессиях 1937-38 расплату большевиков и евреев за большевизм. Он вообще "заражён" антисемитизмом, правда, не в погромном смысле. Очевидно, что те мысли, которые он записывает в дневнике, разделяли ещё тысячи русских интеллигентов, со схожим, как у Пришвина, "бэкграундом". Об этом можно судить хотя бы по тому, что его друг Иванов-Разумник, которого он часто упоминает и в дневниках, после начала войны ушёл с немцами и служил им.

+++
Немцы подошли к Сене. Мне почему-то приятно, а Разумнику неприятно, и Ляля тоже перешла на его сторону. Разумник потому за французов (мне кажется), что они теперь против нас, как в ту войну стоял за немцев – что они были против нас (хуже нас никого нет). А Ляля потому против немцев теперь, что они победители, и ей жалко французов. Я же, как взнузданный, стоял за Гитлера.

Пока немцы были в опасности и все говорили, что за Гитлера нельзя ставить карту, Ляля стояла в политике за немцев. Когда же немцы подошли к Парижу, то стала жалеть французов и одергивать меня, когда я радовался немецким победам.
+++
Дело Гитлера для меня тем предпочтительнее дела союзников, что у них "всё куплю", а у него "всё возьму".
+++
В семье N. за Гитлера стоит единственный Дима, советский мальчик, несоветские элементы семьи все за англичан (европейскую демократию). Так странно выходит, что кто за фашизм, тот и за коммунизм, и за отечество, и, конечно, верит в перемену к лучшему от победы коммунизма-фашизма.

Ляля стоит, конечно, ни за то, ни за другое, потому что перемена в обществе может быть лишь через Бога. Меня же, при всём понимании Ляли, при всём сознании легкомыслия наших спорщиков, почему-то тянет к Гитлеру, и я чувствую даже, как от глупости своей у меня шевелятся уши, и всё-таки радуюсь его победам и даже радуюсь, что СССР теперь вступает в границы старой России.

Возможно, моё "за Гитлера" есть мое отрицание нашей сектантской интеллигенции, но, возможно, и как результат веры моей, что Бог не совсем равнодушен к человеческой крови и сочувствует крови здоровой.
+++
Я стою за победу Германии, потому что Германия это народ и государство в чистом виде и, значит, личность в своей сущности остаётся нетронутой, тогда как в Англии государство принимает во внимание личность, ограничиваемую возможностями современности. От этого, конечно, удобнее жить в Англии, но теперь вопрос идёт не об удобствах, а о самом составе личности, о явлении пророков, вещающих сквозь радио и гул самолётов. Я больше верю в появление таких личностей там, где личность целиком поглощена, а не 95% + 5% свободы: цельность – есть условие появления личности.
+++
Во всём мире наступает эпоха последнего изживания идей революции и восстановления идей государственных. Идеи революции, как паразитирующее растение, лианой опутали когда-то здоровый капиталистический индивидуализм, и так создалась "демократия". Вот и это теперь рушится. Начинается всемирная реакция под началом Германии. Хуже всего от этого евреям.

Германия идёт, как один человек (так говорится, чтобы выразить силу: все как один). И этот один называется Гитлер. В этом и есть основание монархии: все как один. Напротив, основание социализма, демократии: один как все. Итак, монархия – все как один, коммунизм: каждый как все.
+++
Поражает, до чего единообразно ориентируются евреи. Невольно навязываются мысли о еврейском господстве. Итак, 1-я сторона, это Англо-американский капитал (всё куплю). 2-я – Германо-итало-японский национализм (всё возьму). 3-я – плановое социалистическое хозяйство. Капитал: частная инициатива, включающая экспансию индивидуализма и духовного космополитизма. Национализм: индивидуум как представитель народа (народная инициатива). Социализм: индивидуум как представитель Всечеловека.

Итак, будущий мир должен быть умирен правильным сочетанием элементов человеческого творчества: 1) личности, 2) народности и 3) общечеловеческого хозяйственного плана. Каждая из борющихся ныне 3-х сторон борется за то, что необходимо для всех трёх и чего две другие стороны не принимают. Так, если бы сошлись три человека: экономист, моралист и художник, и каждый стал бы навязывать насильно друг другу своё, исключающее всё другое, то и получилась бы картина современной войны.

В современности у нас думают так, что немца нам не миновать: будем ему помогать, он превратит нас в колонию, пойдём против – он расколотит и своею рукою возьмёт. Евреи и все присные им ненавидят кровно Гитлера, эта ненависть наполнила половину мира от Ротшильда до русского интеллигентного нищего, женатого на еврейке. С другой стороны, другая половина стала против евреев. Такая огромная ненависть не могла бы возникнуть к маленькому народцу, если бы он не являл собой какую-то определяющую весь наш строй силу: еврей стал знаменем капитала и кумиром демократов – интернациональный человек превратился в еврея.

Весь человек раскололся на две половины – арийца и семита. Мы же стоим на острие независимого от расы коммунистического человека и чуть в одну сторону – мы с евреями; чуть в другую – с арийцами.
+++
Званый вечер: Иоаннидис, Шильдкредт, Дмитриев. Беседуя о войне всего человечества, эти ограниченные своим еврейством люди всю свою аргументацию против Гитлера сводили к примерам угнетения им евреев. Они уверены, что наша политика сведётся к войне против немцев и что Гитлер погибнет в России, как Наполеон.
+++
Еврейская (и сочувствующих им) агитация против Гитлера и за войну с Германией была в последнее время так заметна, что я перестал верить в эту войну и упрямо твердил: "У нас с Германией долго не будет войны". И вот, когда Молотов уехал в Берлин и начались там банкеты в честь его, те же языки примчали весть: "Дела Германии до того плохи, что схватились за СССР".
+++
Понимаю, почему я всегда презирал людей, вооруженных Нилусом, это те люди, которые не могут чего-нибудь понять из себя, и им нужно какое-нибудь объяснение со стороны. Не по тому, что евреи хороши, я стою против погромов, а потому что погром означает внутреннее бессилие. Я надеялся на то, что у Гитлера борьба с евреями есть частность в борьбе с капиталом, а Курелло говорит, что борьба с евреями у него точно на том же основании, как была у наших черносотенцев.

Венгерец (еврей) при имени Гитлер покраснел и сказал: "на 100% уверен, что Гитлер погибнет". И так все евреи в один голос, и большинство (почти все) pro-английские (т.е. за капитал). А в самой Англии впервые из империалистической шкуры вырос патриотизм.
+++
А это и есть вопрос наш: симпатию к немцам нельзя высказывать: 1)потому что самые тёмные русские ждут немцев как освободителей от большевиков, 2)потому что некоторые исходят прямо от Нилуса, 3)почти никто не понимает движения русских к внутреннему немцу, т.е. самим быть, как немцы, и этой силой закрепить свободу. Зрелище нынешней Франции есть живой пример незащищённой от разврата свободы.
+++
Немцы взяли Фермопилы, и эта победа взбудоражила Америку. Ведь победа такая – есть абсолютная победа, потому что если и победит кто-либо немца, то он сам должен в немца превратиться в своем отношении к смерти.

Победа в Греции сразу рассеяла легенду о конце Гитлера, и русские люди, т.е. глупо-русские подняли головы. Как это ни странно, но глубочайшее всенародное сочувствие немцам есть своеобразное проявление русского патриотизма (в смысле призвания Рюрика).
Кажется, что борются два величайших народа, немцы и евреи, непосредственно-национальная сила жизни с силой практического интеллекта (Капитала).
+++
Весь воздух насыщен страхом войны. Говорят, что евреи очень трусят. И они имеют все основания к этому, бросится ли Гитлер на нас, или мы будем дружить с немцами. Старые русаки, матёрые люди, напротив, вовсе не верят в то, что мы пойдём на немцев, и всю нашу бузу считают представлением для англичан. ("Не такие мы дураки!" и "погодите немного: Ирак всё скажет".)

Одно из первых осмыслений уже начавшейся войны - запись в дневнике Пришвина за 25 июня 1941 года:

"От нас скрыты разумные расчёты, мы не можем понять, какой смысл, даже просто расчёт у германского вождя выставить всех своих рыцарей против нашей несметной азиатской орды. Неужели расчёт на крах коммунизма, с которым рано или поздно непременно придётся сражаться и самой Америке? Неужели Англия им сказала: "Если свергнете и устроите свой порядок в Азии, мы помиримся". А нам сказала: "Если вы разобьёте Германию, берите проливы". Но если мы разобьём, разве не вспыхнет в Европе революция? Неужели же борьба с Германией закрывает и Англии глаза на борьбу с революцией?

Может быть, так и разумно: основной враг, Германия, будет кончен, а с другим после как-нибудь. Впервые понимаю тех, кто давно говорил о неминуемой гибели Гитлера, только они понимали это с точки зрения "вечности рубля" (капитала), а я понимаю гибель из-за расхождения с Россией: наша империя погибла из-за расхождения с Германией, они – из-за нас. Но как провалились мы тогда с нашим патриотизмом… Сейчас коммунизм до очевидности сидит целиком на отечестве, а отечество состоит из очарованных странников, работающих кое-как по случаю на конюшнях человечества.
Но одно верно, что кто бы ни победил в этой борьбе, истинная победа будет в единстве очарованного конюха с рыцарем злобы дня".

Комм. Конечно, Пришвин не Ницше, глубин осмысления происходящего на его глазах нет, но расовое чутье арийца верно раставило все акценты.

489

Интервью с офицером Ваффен СС (на английском)

Interview with a Waffen SS Hero, Hans Von Der Heide (1985)
https://www.bitchute.com/video/o5pAXL13XXvS/


Вы здесь » Путь Одиссея » Персоналии » Адольф Гитлер. 3 Рейх. 2 Мировая война