Путь Одиссея

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Путь Одиссея » Путь Одиссея » Эпос о Гильгамеше. В поисках бессмертия.


Эпос о Гильгамеше. В поисках бессмертия.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Некоторые соображения о поиске путей бессмертия.
Навеяно прочтением эпоса о Гильгамеше, а точнее той части, где описывается его встреча с Утнапишти и приводится легенда о потопе (читая его, видишь, что библейский Ной – чистейшей воды плагиат).

Гильгамеш – легендарный правитель Урука. Эпос повествует о его желании достичь бессмертия. Мать Гильгамеша - богиня, но, как и его отец, он смертный человек ("На две трети он бог, на одну - человек он!"). После смерти своего друга и названного брата Энкиду Гильгамеш пускается на поиски бессмертия. Для этого ему нужно посетить Утнапишти. Утнапишти – буквальный перевод с шумерского: "Нашедший далекую жизнь" - древний царь города Шуриппака, к северу от Урука; по верованиям вавилонян, единственный из людей, принятый в собрание богов и тем самым приобретший божественное (бессмертное) существование для себя и своей жены.

Гильгамеш ему вещает, дальнему Утнапишти:
"Гляжу на тебя я, Утнапишти,
Не чуден ты ростом - таков, как и я, ты,
И сам ты не чуден - таков, как и я, ты.
Не страшно мне с тобою сразиться;
Отдыхая, и ты на спину ложишься -
Скажи, как ты, выжив, в собранье богов был принят и жизнь обрел в нем?"

Утнапишти рассказывает Гильгамешу свою историю: боги по инициативе Эллиля устроили потоп чтобы погубить людей (о причинах такой акции практически ничего не говорится). Светлоокий бог Эа посылает пророческий сон Утнапишти, чтобы тот прознал о замысле богов:

Снеси жилище, построй корабль,
Покинь изобилье, заботься о жизни,
Богатство презри, спасай свою душу!

Т.е. строительство корабля – это прямой путь к спасению души в грядущем катаклизме. Далее даются более детальные инструкции

На свой корабль погрузи все живое.
Тот корабль, который ты построишь,
Очертаньем да будет четырехуголен,
Равны да будут ширина с длиною,
Как Океан, покрой его кровлей!"

Корабль в данном случае, как и в Одиссее – это аналог эфирного тела, позволяющего выжить сознанию после смерти. Если речь действительно идет о глобальной катастрофе, которая могла уничтожить все живое на Земле за исключением примитивных форм жизни, тогда тело для постсмертного бытия должно обладать огромным запасом прочности чтобы дождаться появления форм жизни, приемлемых для воплощения человеческой сущности.

Утнапишти приступает к строительству корабля. Строит он его на месте своего жилища:

Едва занялось сияние утра,
По зову моему весь край собрался,
Всех мужей я призвал на повинность -
Дома сносили, разрушали ограду.

Если рассматривать жилище как физическое тело, то строительство корабля на его месте означает полное переустройство физического тела и образа жизни чтобы подготовить его к длительному существованию вне физического пространства. Это именно та технология, которая позволяет умереть, забрав с собой физическое тело.
Вот что у него получилось:

В пятеро суток заложил я кузов:
Треть десятины площадь, борт сто двадцать локтей высотою,
По сто двадцать локтей края его верха.
Шесть в корабле положил я палуб,
На семь частей его разделивши ими;
Его дно разделил на девять отсеков
Был готов корабль в час захода Солнца.
Сдвигать его стали - он был тяжелыми,
Подпирали кольями сверху и снизу,
Погрузился он в воду на две трети.

Корабль Утнапишти представлял собой куб (квадрат в основании и высота равная длине бортов). Кроме того куб разделен на 7 частей 6-ю перегородками. Основание куба разделено на 9 клеток-отсеков. То, что он погрузился в воду на 2/3, делит куб еще раз, но уже на 3 части, 2 из которых под водой. Это сложная энергетическая структура, архитектура нового тела. Также это говорит о том, что тело находится по большей части в тонком мире, но 1/3 его еще связана с миром живых.

В связи с этим хочу привести пример устройства саркофага Тутанхамона:
1) Огромная часовня из дерева, покрытого штукатуркой и золотом, поверх символов на рельефе.
2) Другая часовня, похожая на первую, расположена внутри нее...
3) Внутри второй часовни еще одна, подобная первым.
4) Следующая - заметно меньше и строже...
5) Внутри последней часовни саркофаг из красноватого кварцита
(Считая саму камеру-усыпальницу – 6. Получается помещение с 5-ю перегородками внутри и 6-ю полостями между ними)
6) ПЕРВЫЙ из собственно гробов, сделанный из дерева и покрытый золотом, привлекает внимание одной деталью: первый раз появляется лицо фараона, представленное в строгой и простой манере (рис.19.10 - Авт.)....
7) На ВТОРОМ гробе, также сделанном из дерева, покрытого золотыми пластинами, лицо фараона имеет менее строгое выражение (рис.19.11 - Авт.).
8) ГЛАВНЫЙ гроб, изготовленный ИЗ ЧИСТОГО ЗОЛОТА, имел вес более 200 кг.
(тело-мумия в результате имеет еще 3 оболочки, повторяющие его форму и лицо фараона)Наверняка, это отголосок той же самой технологии переноса физического тела в постсмертное существование. Попытка придать ему стабильность в загробном мире  через создание его матрицы в физическом пространстве. Золото – это гарантия вечности данной матрицы.

После этого Утнапишти начал загружать корабль:

Нагрузил его всем, что имел я,
Нагрузил его всем, что имел серебра я,
Нагрузил его всем, что имел я злата,
Нагрузил его всем, что имел живой я твари,
Поднял на корабль всю семью и род мой,
Скот степной и зверье, всех мастеров я поднял.

Серебро и золото – жизненные энергии, семья и род – память о своих человеческих воплощениях, генетическая информация о предках, живые твари, скот степной и зверье –информация о дочеловеческой эволюции,  мастера – личные навыки, умения.

Утром хлынул ливень, а ночью
Хлебный дождь я увидел воочью.
Я вошел на корабль, засмолил его двери

При наступлении «часа Х» Утнапишти покидает физический мир. Возможно, это действительно была своеобразная «зачистка» мира, в которой никто не мог выжить. Кроме того, кто сумел забрать с собой после смерти свое физическое тело. Вот что может произойти, если такую зачистку решат повторить.

Ходит ветер шесть дней, семь ночей,
Потопом буря покрывает землю.
При наступлении дня седьмого
Буря с потопом войну прекратили,
Успокоилось море, утих ураган - потоп прекратился.
Я открыл отдушину - свет упал на лицо мне,
Я взглянул на море - тишь настала,
И все человечество стало глиной!

Потоп – это просто тотальный переход всех душ в волновое пространство в результате любого катаклизма. Естественно, что в этот период тонкий мир будет напоминать бурное море. Но поскольку физических оболочек на земле не осталось, воплощаться не в кого со временем атманы рассеиваются – буря успокаивается и наступает тишь.

Утнапишти причаливает корабль к горе Ницир:

Стал высматривать берег в открытом море -
В двенадцати поприщах поднялся остров.
У горы Ницир корабль остановился.
Гора Ницир корабль удержала, не дает качаться.
Один день, два дня гора Ницир держит корабль, не дает качаться.
Три дня, четыре дня гора Ницир держит корабль, не дает качаться.
Пять и шесть гора Ницир держит корабль, не дает качаться.

Что это за гора?  Видимо какая-то привязка тела к материальному плану, которая придает ему стабильность в тонком мире. Может быть, это сильное желание или намерение воплотиться в физическом мире. Об этом желании свидетельствуют следующие строки:

При наступлении дня седьмого
Вынес голубя и отпустил я;
Отправившись, голубь назад вернулся:
Места не нашел, прилетел обратно.
Вынес ласточку и отпустил я;
Отправившись, ласточка назад вернулась:
Места не нашла, прилетела обратно.
Вынес ворона и отпустил я;
Ворон же, отправившись, спад воды увидел,
Не вернулся; каркает, ест и гадит.

Птица – символ души. Первые две попытки воплотиться были безуспешными – еще не пришло время, не было физических тел, готовых принять атман человека. Однако на третий раз ворон не вернулся – значит, душа нашла подходящее тело. «Каркает, ест и гадит» - прямое указание, что бестелесная душа обрела физическую оболочку.

Утнапишти покидает корабль и приносит жертвы богам.

Я вышел, на четыре стороны принес я жертву,
На башне горы совершил воскуренье

Почему Утнапишти покинул корабль только сейчас, ведь гора удерживала его корабль уже 7 дней, а он сперва выпускал птиц и они не могли сесть на эту гору. Это может означать, что либо гора была все это время под водой и удерживала корабль снизу (вспомним, что он на 2/3 погружен в воду), либо она  не является олицетворением физического мира – это просто некая сила намерения или желания, удерживающая тело-корабль от дальнейшего путешествия.

Боги почуяли добрый запах,
Боги, как мухи, собрались к приносящему жертву.
Боги собираются вокруг Утнапишти, прибывает богиня-матерь  Иштар:
"О боги! У меня на шее лазурный камень -
Как его воистину я не забуду,
Так эти дни я воистину помню,
Во веки веков я их не забуду!
К жертве все боги пусть подходят,
Эллиль к этой жертве пусть не подходит,
Ибо он, не размыслив, потоп устроил
И моих человеков обрек истребленью!"

Следом прибывает Эллиль:

Увидев корабль, разъярился Эллиль,
Исполнился гневом на богов Игигов:
"Какая это душа спаслася?
Ни один человек не должен был выжить!"

Собственно в этом и был его замысел "потопа" - уничтожить не только тела, но и все атманы. Эа убеждает его, что устройство потопа было с его стороны неразумным  «неадекватным» действием (сегодня бы сказали "непропорциональным"). Эллиль в итоге признает, что Утнапишти заслужил свое спасение:

"Доселе Утнапишти был человеком,
Отныне ж Утнапишти нам, богам, подобен,
Пусть живет Утнапишти при устье рек, в отдаленье!"

Боги селят Утнапишти  «в отдаленье при устье рек». Каких рек? Возможно речь идет об истоке нового человечества, от которого как многочисленные реки разошлись народы. Подтверждением этому то, как Гильгамеш ранее отзывается об Утнапишти: "К Утнапишти, отцу моему, иду я поспешно"
Свою историю Утнапишти заканчивает обращением:

Кто же ныне для тебя богов собрал бы,
Чтоб нашел ты жизнь, которую ищешь?
Вот, шесть дней и семь ночей не поспи-ка!

Т.е. этот путь обретения бессмертия настолько труден, что пройти им могут единицы. Кем нужно быть чтобы все боги собрались вокруг его курильницы? Нужно не спать «шесть дней и семь ночей». Что это значит? День – земная жизнь, ночь – жизнь загробная. 6 жизней и 7 смертей нужно пережить в полном сознании (с неспящим разумом) чтобы достигнуть божественного статуса. Получается весь цикл начинается и заканчивается "ночью" - смертью. Т.е. с первого случая управляемой смерти, после которой удается сохранить свое сознание и пронести его через 6 жизней.

Гильгамеш не в состоянии выполнить это. Он засыпает и все 6 дней спит беспробудно. Утнапишти говорит жене отмечать дни, что спит Гильгамеш:

"Посмотри на героя, что хочет жизни!
Сон дохнул на него, как мгла пустыни".

Вот, пеки ему хлеба, клади у изголовья,
И дни, что он спит, на стене помечай-ка".
Пекла она хлеба, клала у изголовья,
И дни, что он спит, на стене отмечала.
Первый хлеб его развалился,
Треснул второй, заплесневел третий,
Четвертый - его побелела корка,
Пятый был черствым, шестой был свежим,
Седьмой - в это время его он коснулся, и тот пробудился.

Гильгамеш и не понял, что проспал 6 дней подряд (6 жизней и 7 смертей прошли в полной бессознательности)

Гильгамеш ему вещает, дальнему Утнапишти:
"Одолел меня сон на одно мгновенье -
Ты меня коснулся, пробудил сейчас же".
Утнапишти ему вещает, Гильгамешу
"Встань, Гильгамеш, хлеба сосчитай-ка,
И дни, что ты спал, тебе будут известны

Поняв, что таким путем бессмертия Гильгамешь достигнуть не сможет, Утнапишти, все же, уважая его силу и упорство, дает другой метод:

"Гильгамеш, ты ходил, уставал и трудился,-
Что ж мне дать тебе, в свою страну да вернешься?
Я открою, Гильгамеш, сокровенное слово,
И тайну цветка тебе расскажу я:
Этот цветок - как терн на дне моря,
Шипы его, как у розы, твою руку уколют.
Если этот цветок твоя рука достанет, -
Будешь всегда ты молод.

Похоже, что это другое бессмертие – йогическая техника долгой жизни, умение обновлять свое тело. Она не предусматривает неуничтожимость сознания после смерти, но позволяет отдалять смерть как можно дольше. Так описана технология добычи этого цветка вечной жизни:

Открыл он крышку колодца,
Привязал к ногам тяжелые камни,
Утянули они его в глубь Океана.
Он схватил цветок, уколов свою руку;
От ног отрезал тяжелые камни,
Вынесло море его на берег.

Может быть, это образное описание пробуждения энергии Кундалини? По сушумна-нади («Открыл он крышку колодца») он спустился в океан энергии, который и есть энергия всех предыдущих воплощений – кундалини, когда его наполнил мощный поток энергии («Утянули они его в глубь Океана»), вся его карма была сожжена, переплавлена («От ног отрезал тяжелые камни»), он очнулся обновленный («Вынесло море его на берег»)

В результате Гильгамеш, хоть и овладел этим цветком, но, на обратном пути домой, его украла змея:

Змея цветочный учуяла запах,
Из норы поднялась, цветок утащила,
Назад возвращаясь, сбросила кожу

Это может означать, что обладателями этого знания стала некая обособленная группа людей (может, наги, может кто-то еще), которые либо пользовались этой техникой для достижения собственного бессмертия, либо просто не дали распространиться этому знанию. Так или иначе, они похитили его.

P.S. Поскольку не обладаю достаточной теоретической базой и познаниями в йогических практиках, было бы очень интересно услышать комментарии и дополнения Ulisa и других форумчан.

2

Продолжаю размышлять и вижу в своих рассуждениях противоречие. Если принимать "день-ночь" за цикл "жизнь-смерть", то не сходятся концы с концами: Утнапишти пребывал в Океане-Дуате 6 дней и 7 ночей, и в этот период он не воплощался (потому что не в кого было). Значит дни и ночи нельзя считать циклами воплощений (по крайней мере в этом случае). Тогда что это за периоды?

3

Да, не напрасно Аз трудился- метод работает! Очевидно большую часть древних сакральных текстов можно расшифровать подобным методом. LMS- большой респект! Тут вот какая ситуация. Эпос о Гильгамеше- это пра-Одиссея- более ранняя инструкция или описание достижение Бессмертия. Эт ты правильно понял. Но на мой взгляд, поинтереснее будет вот какой вариант- Энкиду- как бы "брат" Гильгамеша, которого в своем сердце создала Аруру- Мать Богиня- это и есть Тело! Они вместе поражали там демонов, рубили кедры, а потом Энкиду умер и черви полезли из его ноздрей, а Гильгамеш- Разум, Дух- все это видел, уже лишившись Тела. Погоревал и решил узнать, как избежать этого в следующий раз. И пошел Гильгамеш- Телемах искать кого? Правильно- Одиссея- Утнапиштима. А далее- все как в Арканах Таро мной описано, происходит- переход через точку смерти- 10-11-0-12, затем встречает шумерскую Бабу  Ягу- аркан 13, идет там в пустыне- аркан 14, убивает змея- Аркан 15, потом строит лодку- Аркан 16, потом там идет либо Аркан 17 либо 18 ибо упоминаются две горы, за которые заходит Солнце Шамаш и люди- Скорпионы, которые охраняют вход. На Аркане 18 Луна- две пирамиды, и охранники в виде волка и шакала, а сам Посвящаемый ползет в виде Скорпиона- очевидно, что в Эпосе описан более ранний вариант этого Аркана. Потом в Аркане 19 встречает Утнапишима - это у нас Атман- Одиссей и тот ему рассказывает, как он достиг бессмертия. Это как вариант. Утнапиштим может быть и Первопредком- не исключаю.
Первые дни- ночи действительно- не есть воплощения- просто длительный период после потопа, когда некуда было воплощаться. А вот дни и ночи с хлебами- это точно- воплощения, после которых он забывал все! А смысл в том чтобы добиться Непрерывности Сознания, Неуничтожимости Личности, не "засыпасть" после физической смерти. Одиссей этого достиг после жизни на острове Каллипсо- там он плыл на плоту "не смеживая очи" и еще определял курс по Плеядам и помнил все детали своего воплощения и только потом уснул под оливами- ДНК и яйцеклетка царевны Навсикаи.

4

По арканам не расшифровывал, потому что сразу после прочтения обратил внимание на концовку и захотел с ней разобраться подробнее. Мне с первых же строчек показалось, что там зашифрован метод построения тела для существования в Дуате. Интересно, что когда аз читал библейский вариант о потопе - таких мыслей даже не возникало. Хотя как-то давно слышал версию, что в библейских размерах ковчега зашифрована Великая пирамида в Гизе (это навело на мысль о гробницах фараонов).

Отредактировано LMS (2009-07-01 09:03:32)

5

Сотворение Энкиду. А по сути- Мать Природа из животного лепит тело человека.

Аруру, услышав зти речи,

Подобье Ану создала в своем сердце

Умыла Аруру руки,

Отщипнула глины, бросила на землю,

Слепила Энкиду, создала героя.

Порожденье полуночи, воин Нинурты,

Шерстью покрыто все его тело,

Подобно женщине, волосы носит,

Пряди волос как хлеба густые;

Ни людей, ни мира не ведал,

Одеждой одет он, словно Сумукан.

Вместе с газелями ест он травы,

Вместе со зверьми к водопою теснится,

Вместе с тварями сердце радует водою.

Очеловечевание Энкиду.А по сути- совокупление с Шамхат- это и есть появление Гомо Сапиенс.

"Иди, мой охотник, блудницу Шамхат приведи с собою

Когда он поит зверей у водопоя,

Пусть сорвет она одежду, красы свои откроет,--

Ее увидев, к ней подойдет он --

Покинут его звери, что росли с ним в пустыне".

Шесть дней миновало, семь дней миновало --

Неустанно Энкиду познавал блудницу,

Когда же насытился лаской,

К зверью своему обратил лицо он.

Увидав Энкиду, убежали газели,

Степное зверье избегало его тела.

Вскочил Энкиду,-- ослабели мышцы,

Остановились ноги,-- и ушли его звери.

Смирился Энкиду,-- ему, как прежде, не бегать!

Но стал он умней, разуменьем глубже,--

Вернулся и сел у ног блудницы,

Блуднице в лицо он смотрит,

И что скажет блудница,-- его слушают уши.

Блудница ему вещает, Энкиду:

"Ты красив, Энкиду, ты богу подобен,--

Зачем со зверьем в степи ты бродишь?

Давай введу тебя в Урук огражденный,

К светлому дому, жилищу Ану,

Где Гильгамеш совершенен силой

И, словно тур, кажет мощь свою людям!"

Энкину вводят в человеческое царство, он оказывается очень похож на Гигьгамеша. "Ростом пониже, но костью Крепче"- речь идет о том, что Гильгамеш как астральное Тело Разума больше по размерам, чем атомарное Тело- Энкиду, но Энкиду- костью, плотью крепче, плотнее, чем Астральное Тело.

"Муж тот с Гильгамешем сходен обличьем,

Ростом пониже, но костью крепче.

То, верно, Энкиду, порожденье степи,

Во всей стране рука его могуча,

Как из камня с небес, крепки его руки:

Молоко звериное сосал он!"

Окончательное приобщение к человеческому царству:

Блудница уста открыла, вещает Энкиду.

"Ешь хлеб, Энкиду,-- то свойственно жизни,

Сикеру пей -- суждено то миру!"

Досыта хлеба ел Энкиду,

Сикеры испил он семь кувшинов.

Взыграла душа его, разгулялась,

Его сердце веселилось, лицо сияло.

Он ощупал свое волосатое тело,

Умастился елеем, уподобился людям,

Одеждой оделся, стал похож на мужа.

Встреча Гильгамеша и Энкиду- а по сути- воплощение Гильгамаша в Тело. Гильгамеш, как Дух, существовал и до появления Энкиду. Теперь они встретились. Разумеется, эта встреча произошла возле брачного ложа.

Было в ту ночь для Ишхары постелено ложе,

Но Гильгамешу, как бог, явился соперник:

В брачный покой Энкиду дверь заградил ногою,

Гильгамешу войти он не дал.

Схватились в двери брачного покоя,

Стали биться на улице, на широкой дороге, --

Обрушились сени, стена содрогнулась.

Преклонил Гильгамеш на землю колено,

Он смирил свой гнев, унял свое сердце.

"Преклонить колено на землю"- это и есть воплотиться в Тело.
Далее они отправляются в поход. Это освоение и завоевание Земли.

Гильгамеш уста открыл, ему вещает, Энкиду.

"Один -- лишь один, ничего он не может,

Чужаками мы здесь будем поодиночке:

По круче один не взойдет, а двое -- взберутся,

Втрое скрученный канат не скоро порвется,

Два львенка вместе -- льва сильнее!"

Речь идет о союзе Разума и Тела.

Однако Энкиду устал и ослаб, Гильгамеш- Разум его воодушевляет:

Друг мой, в сраженьях ты сведущ, битвы тебе знакомы

Натирался ты зельем и смерти не страшишься,

Как большой барабан гремит твой голос!

Пусть сойдет с твоих рук онеменье,

Пусть покинет слабость твое тело,

Возьмемся за руки, пойдем же, друг мой!

Пусть загорится твое сердце сраженьем!

Забудь о смерти,-- достигнешь жизни!

Далее они убивают Хумбабу- деяние аналогичное подвигам Геракла или Персея. По сути утверждение власти человека в Природе и изгнание всяких нечеловеческих сущностей из завоеванного пространства.

Иштар предлагает на ней жениться, но Гильгамеш отвергает ее предложение, аргументируя следующим:

Но в жены себе тебя не возьму я!

Ты -- жаровня, что гаснет в холод,

Черная дверь, что не держит ветра и бури,

Дворец, обвалившийся на голову герою,

Слон, растоптавший свою попону,

Смола, которой обварен носильщик,

Мех, из которого облит носильщик,

Плита, не сдержавшая каменную стену,

Таран, предавший жителей во вражью землю,

Сандалия, жмущая ногу господина!

Какого супруга ты любила вечно,

Какую славу тебе возносят?

Давай перечислю, с кем ты блудила!

Смысл эпизода в том, что это переход от Матриархата к Патриархату. Жениться на богине- это значит проходить постсмертными путями через Тело Иштар- Исиды- Хатхор. Но проблема в том, что это предполагает длительную цепь реинкарнаций, прежде чем достигнешь бессмертия- а в эпоху Патриархата Кшатрии захотели заполучить бессмертие коротким путем в течении одной жизни, что сразу противопоставило Мать Природу и Человека. Мать Природа оказалась- "Сандалия, жмущая ногу господина!" Иштар мстит за отказ тем что посылает Быка разрушителя. Иштар из Богини Матери становится мстительницей и виноват в этом опять же Гильгамеш, ибо его отказ жениться на Иштар- и есть отражение новой идеологии Патриархата.

Когда достиг он улиц Урука, ....

Спустился к Евфрату, в семь глотков его выпил -- река иссякла.

От дыханья Быка разверзлась яма,

Сто мужей Урука в нее свалились.

От второго дыханья разверзлась яма.

Двести мужей Урука в нее свалились.

При третьем дыханье стал плеваться на Энкиду.

Это была астрономическая эпоха Тельца- 4-2 тыс. до н. э. Агрессия Быка- есть на самом деле- ответ Астрала, Космоса на нарушение человеком гармонии, за отрыв от Природы, которое неизбежно ведет к многочисленным болезням и смертям человеков. Но Гильгамеш и Энкиду убивают Быка, вырывают его "корень", что должно свидетельствовать о том, что Гильгамеш сумел каким то образом усмирить негативное влияние Астрала на цивилизацию.

6

От Эллиля исходит повеление умереть Энкиду. А Эльлиль- это семитский Эль, чье имя входит во множество древнееврейских имен. Бог Патриарх. Вот такая ирония судьбы- на богине Иштар отказался жениться, сандалия ему была тесна, думал- будет свобода, ан нет- а вот Бог Патриарх приказывает умереть Телу- Энкиду. Причем, как ясно из дальнейшего текста, причина такой власти Эллиля над Жизнью и Смертью- это Храм, который построили они из срубленных кедров. Поклоняешся Богу Патриарху, значит он будет владыкой твоей жизни- в этом смысл эпизода.

Слег Энкиду перед Гильгамешем,

По лицу Гильгамеша побежали слезы:

"Брат, милый брат! Зачем вместо брата меня оправдали?"

И еше неужели сидеть мне с призраком, у могильного входа?

Никогда не увидеть своими очами любимого брата?"

нкиду уста открыл и молвит, вещает он Гильгамешу.

"Давай, мой друг, пойдем и Эллиля попросим!"

У входа в храм они остановились,

Деревянную дверь они увидали.

Ибо Эллилю ее подарил Энкиду,

Энкиду уста открыл и молвит, вещает он Гильгамешу.

"Из-за двери деревянной беда случилась!"

Энкиду поднял на дверь свои очи,

С дверью беседует, как с человеком:

"Деревянная дверь, без толка и смысла,

Никакого в ней разумения нету!

Для тебя я дерево искал за двадцать поприщ1,

Пока не увидел длинного кедра,--

Тому дереву не было равных в лире!

Восемнадцать сажен ты высотою, шесть сажен ты шириною,

Твой засов, петля и задвижка длиною двенадцать локтей.

Изготовил, доставил тебя, в Ниппуре украсил --

Знал бы я, дверь, что такова будет расплата,

Что благо такое ты принесешь мне,--

Взял бы топор я, порубил бы в щепы,

Связал бы плот -- и пустил бы по водам!

Ану и Иштар мне того не простили!

Ныне же, дверь,-- зачем я тебя сделал?

Сам погубил себя благочестивым даром!

Гильгамеш, в наивности своей, предполагает обратиться к богам, с мольбой о прошении, но Шамаш- Бог Солнца его отрезвляет:

Услыхал его Шамаш, воззвал к нему с неба:

"Не трать, о царь, на кумиры злата,--

Слово, что сказано, бог не изменит,

Слово, что сказано, не вернет, не отменит,

Жребий, что брошен, не вернет, не отменит,--

Судьба людская проходит,-- ничто не останется в мире!

В утробу Энкиду боль проникла,

На ложе ночи, где лежал он одиноко.

Все свои скорби он поведал другу:

"Слушай, друг мой! Сон я видел ночью -

Вопияло небо, земля отвечала,

Только я стою между ними

Да один человек - лицо его мрачно,

Птице бури он лицом подобен,

Его крылья - орлиные крылья, его когти - орлиные когти,

Он за власы схватил, меня одолел он,

Я его ударил - как скакалка, он скачет,

Он меня ударил - исцелил мою рану,

Но, как тур, на меня наступил он,

Сжал, как тисками, все мое тело.

"Друг мой, спаси меня!" Не мог спасти ты,

Ты убоялся, не мог сражаться,

Он ко мне прикоснулся, превратил меня в птаху,

Крылья, как птичьи, надел мне на плечи:

Взглянул и увел меня в дом мрака, жилище Иркаллы,

В дом, откуда вошедший никогда не выходит,

В путь, по которому не выйти обратно,

В дом, где живущие лишаются света,

Где их пища - прах и еда их - глина,

А одеты, как птицы,- одеждою крыльев,

И света не видят, но во тьме обитают,

А засовы и двери покрыты пылью!

Энкиду описывает Смерть. Казалось бы странно- как это Тело может описывать Смерть? Но ничего странного- Тело ведь тоже обладает сознанием, как и каждая его клетка, каждый орган, Тело умирало уже не раз и все эти моменты и стадии умирания помнит и повествует о них Гильгамешу- Разуму, Духу. Это Память Тела.

В Доме праха, куда вступил я,

Живут жрец и служка, живут волхв и одержимый,

Живут священники богов великих,

Живет Этана4, живет Сумукан,

Живет Эрешкигаль, земли царица;

Белет-цери, дева-писец земли, перед ней на коленях,

Таблицу судеб держит, пред нею читает,-

Подняла лицо, меня увидала:

"Смерть уже взяла того человека!"

Энкиду умирает:

На ложе своем приподнялся Энкиду,

Кликнул Гильгамеша, ему вещает:

"Друг мой отныне меня возненавидел, -

Когда в Уруке мы с ним говорили,

Я боялся сраженья, а он был мне в помощь;

Друг, что в бою спасал,- почему меня покинул?

Я и ты - не равно ли мы смертны?"

Почему же он говорит- "Друг мой отныне меня возненавидел?"- да именно потому, что Тело не хочет умирать, каждая клетка его хочет жить, и умирание воспринимает как предательство Духа, ведь в большинстве случаев именно неправильные действия Духа- Разума приводят к преждевременной смерти Тела.

Словно мать и отец в его дальних кочевьях,

Я об Энкиду буду плакать:

Внимайте же мне, мужи, внимайте,

Внимайте, старейшины огражденного Урука!

Я об Энкиду, моем друге, плачу,

Словно плакальщица, горько рыдаю:

Мощный топор мой, сильный оплот мой,

Верный кинжал мой, надежный щит мой,

Праздничный плащ мой, пышный убор мой,-

Демон алой у меня его отнял!

Тело- и есть сильный оплот и надежный щит и праздничный плащ и мощный топор, верный кинжал, пышний убор.

Что за сон теперь овладел тобою?

Стал ты темен и меня не слышишь!"

А тот головы поднять не может.

Тронул он сердце - оно не бьется.

Закрыл он другу лицо, как невесте,

Сам, как орел, над ним кружит он,

Точно львица, чьи львята - в ловушке,

Мечется грозно взад и вперед он,

Словно кудель, раздирает власы он,

Словно скверну, срывает одежду.

Вот гениальные строки- "Сам, как орел, над ним кружит он"- Орел есть олицетворение Духа и здесь описано его состояние, когда он кружит над своим умершим Телом и в отчаянии пытается заставить его проснуться, ожить, но все тщетно. Эти строки написаны людьми, которые сами все это пережили и хорошо помнят.

Едва занялось сияние утра,

Гильгамеш по стране созывает кличем

Ваятелей, медников, кузнецов, камнерезов.

"Друг мой, сделаю кумир твой,

Какого никто не делал другу:

Друга рост и облик в нем будет явлен,-

Подножье из камня, власы - из лазури,

Лицо - из алебастра, из золота - тело.

Это повеление мумифицировать собственное Тело и приказ сделать Саркофаг. Но ведь он уже умер? Как он может повелевать, спросите вы? Но ведь есть жрецы, которые способны общаться с умершими, им то Гильгамеш и отдает приказания.

"...Теперь же я, и друг и брат твой,

Тебя уложил на великом ложе,

На ложе почетном тебя уложил я,

Поселил тебя слева, в месте покоя,

Государи земли облобызали твои ноги,

Велел оплакать тебя народу Урука,

Веселым людям скорбный обряд поручил я,

А сам после друга рубище надел я,

Львиной шкурой облачился, бегу в пустыню!"

Вот и начинается тяжкий постсмертный путь Гильгамеша- львиная шкура- это есть Эфирное Тело его предчеловеческого воплощения. Поскольку, будучи человеком, он не позаботился о постсмертии, то приходится пользоваться более мощным и стабильным львиным эфирным телом.

7

Гильгамеш об Энкиду, своем друге,

Горько плачет и бежит в пустыню:

"И я не так ли умру, как Энкиду?

Тоска в утробу мою проникла,

Смерти страшусь и бегу в пустыню.

Горько плачет он об утраченной Жизни и боится Второй, окончательной Смерти.

Под власть Утнапишти, сына Убар-Туту,

Путь я предпринял, иду поспешно.

Перевалов горных достигнув ночью,

Львов я видал, и бывало мне страшно,-

Главу подымая, молюсь я Сину,

И ко всем богам идут мои молитвы:

Как прежде бывало, меня сохраните!"

Ночью он лег,- от сна пробудившись,

Видит, львы резвятся, радуясь жизни.

Боевой топор он поднял рукою,

Выхватил из-за пояса меч свой,-

Словно копье, упал между ними,

Ударял, повергал, убивал и рубил он.

Особо интересны строки про львов, которые резвятся, радуясь жизни- и это действительно так, ибо животные в постсмертном пространстве сохраняют свою прижизненную астральную форму, образ жизни и не страдают, как человек. Убийство львов- есть конечно нехорошее деяние, но очевидно имело тот же смысл, что и попытка Гвидона настрелять дичины на пустынном острове- это необходимо для наполнения энергией своего эфирного тела.
Гильгамеш встречает Человека скорпиона и повествует ему о своей горькой участи:

Друг мой, которого так любил я,

С которым мы все труды делили,

Энкиду, друг мой, которого так любил я,

С которым мы все труды делили,-

Его постигла судьба человека!

Шесть дней миновало, семь ночей миновало,

Пока в его нос не проникли черви.

Устрашился я смерти, не найти мне жизни:

Мысль о герое не дает мне покоя!

Дальней дорогой бегу в пустыне:

Мысль об Энкиду, герое, не дает мне покоя -

Дальним путем скитаюсь в пустыне!

Как же смолчу я, как успокоюсь?

Друг мой любимый стал землею!

Энкиду, друг мой любимый, стал землею!

Так же, как он, и я не лягу ль,

Чтоб не встать во веки веков?

Теперь же, скорпион, тебя я, встретил,-

Смерти, что страшусь я, пусть не увижу!

К Утнапишти, отцу моему, иду я поспешно,

К тому, кто, выжив, в собранье богов был принят

и жизнь обрел в нем!

Я спрошу у него о жизни и смерти!"

8

Он слыхал о горах, чье имя - Машу,

Как только к этим горам подошел он,

Что восход и закат стерегут ежедневно,

Наверху металла небес достигают,

Внизу - преисподней их грудь достигает,-

Люди-скорпионы стерегут их ворота:

Грозен их вид, их взоры - гибель,

Их мерцающий блеск повергает горы -

При восходе и закате Солнца они охраняют Солнце,-

Как только их Гильгамеш увидел -

Ужас и страх его лицо помрачили.

С духом собрался, направился к ним он;

Человек-скорпион жене своей крикнул:

"Тот, кто подходит к нам,- плоть богов - его тело!"

Человеку-скорпиону жена отвечает:

"На две трети он бог, на одну - человек он!"

Человек-скорпион Гильгамешу крикнул,

Потомку богов вещает слово:

"Почему идешь ты путем далеким,

Какою дорогой меня достиг ты,

Реки переплыл, где трудна переправа?

Зачем ты пришел, хочу узнать я,

Куда путь твой лежит, хочу узнать я!"

Гильгамеш ему вещает, человеку-скорпиону:

"Младший мой брат, гонитель онагров в степи,

пантер на просторах,

Энкиду,

младший мой брат, гонитель онагров горных,

пантер на просторах,

С кем мы, встретившись вместе, подымались в горы,

Вместе схвативши, Быка убили,

В кедровом лесу погубили Хумбабу,

Друг мой, которого так любил я,

С которым мы все труды делили,

Энкиду, друг мой, которого так любил я,

С которым мы все труды делили,-

Его постигла судьба человека!

Шесть дней миновало, семь ночей миновало,

Пока в его нос не проникли черви.

Устрашился я смерти, не найти мне жизни:

Мысль о герое не дает мне покоя!

Дальней дорогой бегу в пустыне:

Мысль об Энкиду, герое, не дает мне покоя -

Дальним путем скитаюсь в пустыне!

Как же смолчу я, как успокоюсь?

Друг мой любимый стал землею!

Энкиду, друг мой любимый, стал землею!

Так же, как он, и я не лягу ль,

Чтоб не встать во веки веков?

Теперь же, скорпион, тебя я, встретил,-

Смерти, что страшусь я, пусть не увижу!

К Утнапишти, отцу моему, иду я поспешно,

К тому, кто, выжив, в собранье богов был принят

и жизнь обрел в нем!

Я спрошу у него о жизни и смерти!"

Человек-скорпион уста открыл и молвит,

вещает он Гильгамешу:

"Никогда, Гильгамеш, не бывало дороги,

Не ходил никто еще ходом горным:

На двенадцать поприщ простирается внутрь он:

Темнота густа, не видно света -

При восходе Солнца закрывают ворота,

При заходе Солнца открывают ворота,

При заходе Солнца опять закрывают ворота.

Выводят оттуда только Шамаша боги,

Опаляет живущих он сияньем,-

Ты же - как ты сможешь пройти тем ходом?

Ты войдешь и больше оттуда не выйдешь!"

Гильгамеш ему вещает, человеку-скорпиону:

"В тоске моей плоти, в печали сердца,

И в жар и в стужу, в темноте и во мраке,

Во вздохах и плаче, - вперед пойду я!

Теперь открой мне ворота в горы!"

Человек-скорпион уста открыл и молвит, вещает он Гильгамешу:

"Иди, Гильгамеш, путем своим трудным,

Горы Машу ты да минуешь,

Леса и горы да пройдешь отважно,

Да вернешься обратно благополучно!

Ворота гор для тебя открыты".

Гильгамеш, когда услышал это,

Человеку-скорпиону был послушен,

По дороге Шамаша стопы он направил.

В Арканах ТАРО горы Машу есть на двух Арканах- 13 Смерть и 18 Луна. 13 Аркан- это начало постсмертного пути, горы Машу видны далеко за горизонтом, в Аркане 18 они уже рядом, надо только пройти мимо Волка и Шакала. Как уже говорил выше- в Эпосе о Гильгамеше эти пути описаны в их превоначальном виде, тогда, когла еще они не были никем проторены и изучены.

увеличить

увеличить

9

Первое поприще уже прошел он -
Темнота густа, не видно света,
Ни вперед, ни назад нельзя ему видеть.
Второе поприще уже прошел он -
Темнота густа, не видно света,
Ни вперед, ни назад нельзя ему видеть.
Третье поприще пройдя, он вспять обратился.
С духом собрался, вперед зашагал он.
Четвертое поприще уже прошел он -
Темнота густа, не видно света,
Ни вперед, ни назад нельзя ему видеть.
Пятое поприще уже прошел он -
Темнота густа, не видно света,
Ни вперед, ни назад нельзя ему видеть.
Шестое поприще уже прошел он -
Темнота густа, не видно света,
Ни вперед, ни назад нельзя ему видеть,
Седьмое поприще пройдя - он прислушался к мраку:
Темнота густа, не видно света,
Ни вперед, ни назад нельзя ему видеть.
Восьмое поприще пройдя,- в темноту он крикнул:
Темнота густа, не видно света,
Ни вперед, ни назад нельзя ему видеть.
На девятом поприще холодок он почуял,-
Дыхание ветра его лица коснулось,-
Темнота густа, не видно света,
Ни вперед, ни назад нельзя ему видеть,
На десятом поприще стал выход близок,-
Но, как десять поприщ, поприще это.
На одиннадцатом поприще пред рассветом брезжит,
На двенадцатом поприще свет появился,
Поспешил он, рощу из каменьев увидев:
Сердолик плоды приносит,
Гроздьями увешан, на вид приятен.
Лазурит растет листвою -
Плодоносит тоже, на вид забавен.
Гильгамеш, проходя по саду каменьев,
Очи поднял на это чудо.

Первоначально предполагалось, что это описание пути по Арканам с 10 по 13, однако Гильгамеш уже давно в Дуате, поэтому будем считать, что это путь от Аркана 13 к Аркану 14. Далее он встречает шумерскую Бабу Ягу:

Сидури - хозяйка богов, что живет на обрыве у моря,

Живет она и брагой их угощает:

Ей дали кувшин, ей дали золотую чашу,-

Покрывалом покрыта, незрима людям.

Гильгамеш приближается к ее жилищу,

Шкурой одетый, покрытый прахом,

Плоть богов таится в его теле,

Тоска в утробе его обитает,

Идущему дальним путем он лицом подобен.

Хозяйка издали его увидала,

Своему она сердцу, помыслив, вещает,

Сама с собою совет она держит:

"Наверное, это - убийца буйный,

Кого хорошего тут увидишь?"

Увидав его, хозяйка затворила двери,

Затворила двери, засов заложила.

А он, Гильгамеш, тот стук услышал,

Поднял лицо и к ней обратился.

Гильгамеш ей вещает, хозяйке:

"Хозяйка, ты что увидала, зачем затворила двери,

Затворила двери, засов заложила?

Ударю я в дверь, разломаю затворы!"

...

Сидури-хозяйка крикнула Гильгамешу,

Потомку богов вещает слово:

"Почему идешь ты путем далеким,

Какою дорогой меня достиг ты,

Реки переплыл, где трудна переправа?

Зачем ты пришел, хочу узнать я,

Куда путь твой лежит, хочу узнать я!"

Гильгамеш ей вещает, хозяйке Сидури:

"Я - Гильгамеш, убивший стража леса,

В кедровом лесу погубивший Хумбабу,

Сразивший Быка, что спустился с неба,

Перебивший львов на перевалах горных".

Хозяйка ему вещает, Гильгамешу:

"Если ты - Гильгамеш, убивший стража леса,

В кедровом лесу погубивший Хумбабу,

Сразивший Быка, что спустился с неба,

Перебивший львов на перевалах горных,-

Почему твои щеки впали, голова поникла,

Печально сердце, лицо увяло,

Тоска в утробе твоей обитает,

Идущему дальним путем ты лицом подобен,

Жара и стужи лицо спалили,

И марева ищешь, бежишь по пустыне?"

Гильгамеш ей вещает, хозяйке:

"Как не впасть моим щекам, голове не поникнуть,

Не быть сердцу печальным, лицу не увянуть,

Тоске в утробу мою не проникнуть,

Идущему дальним путем мне не быть подобным,

Жаре и стуже не спалить чело мне?

Младший мой брат, гонитель онагров в степи,

пантер на просторах,

Энкиду,

младший мой брат, гонитель онагров в степи,

пантер на просторах,

С кем мы, встретившись вместе, поднимались в горы,

Вместе схвативши, Быка убили,

В кедровом лесу погубили Хумбабу,

Друг мой, которого так любил я,

С которым мы все труды делили,

Энкиду, друг мой, которого так любил я,

С которым мы все труды делили,-

Его постигла судьба человека!

Шесть дней, семь ночей над ним я плакал,

Не предавая его могиле,-

Не встанет ли друг мой в ответ на мой голос?

Пока в его нос не проникли черви!

Устрашился я смерти, не найти мне жизни!

Словно разбойник, брожу в пустыне:

Слово героя не дает мне покоя -

Дальней дорогой бегу в пустыне:

Слово Энкиду, героя, не дает мне покоя -

Дальним путем скитаюсь в пустыне:

Как же смолчу я, как успокоюсь?

Друг мой любимый стал землею!

Энкиду, друг мой любимый, стал землею!

Так же, как он, и я не лягу ль,

Чтоб не встать во веки веков?

Теперь же, хозяйка, тебя я встретил, -

Смерти, что страшусь я, пусть не увижу!"

Хозяйка ему вещает, Гильгамешу:

"Гильгамеш! Куда ты стремишься?

Жизни, что ищешь, не найдешь ты!

Боги, когда создавали человека, -

Смерть они определили человеку,

Жизнь в своих руках удержали.

Ты же, Гильгамеш, насыщай желудок,

Днем и ночью да будешь ты весел,

Праздник справляй ежедневно,

Днем и ночью играй и пляши ты!

Светлы да будут твои одежды,

Волосы чисты, водой омывайся,

Гляди, как дитя твою руку держит,

Своими объятьями радуй подругу -

Только в этом дело человека!"

Гильгамеш ей вещает, хозяйке:

"Теперь, хозяйка, - где путь к Утнапишти?

Каков его признак,- дай его мне ты,

Дай же ты мне пути того признак:

Если возможно - переправлюсь морем,

Если нельзя - побегу пустыней!"

Хозяйка ему вещает, Гильгамешу:

"Никогда, Гильгамеш, не бывало переправы,

И не мог переправиться морем никто, здесь бывавший издревле,-

Шамаш-герой переправится морем,-

Кроме Шамаша, кто это может?

Трудна переправа, тяжела дорога,

Глубоки воды смерти, что ее преграждают.

А что, Гильгамеш, переправившись морем,-

Вод смерти достигнув,- ты будешь делать?

Есть, Гильгамеш, Уршанаби, корабельщик Утнапишти,

У него есть идолы, в лесу он ловит змея;

Найди его и с ним повидайся,

Если возможно - с ним переправься,

Если нельзя, то вспять обратися".

На мой взгляд, тут явно прослеживается Аркан 14 с женщиной в главной роли.

увеличить

10

Боевой топор он поднял рукою,

Выхватил из-за пояса меч свой,

Меж деревьев углубился в заросль,

Словно копье упал между ними,

Идолов разбил, во внезапном буйстве,

Змея волшебного нашел среды леса,

Удушил его своими руками.

Это древнее описание прохождения Аркана 15 Тифон. Вообще больше похоже на аналогичное описание борьбы со змеем Апопом в "Книге Амдуат".

Когда же Гильгамеш насытился буйством,

В его груди успокоилась ярость,

Сказал он в своем сердце: "Не найти мне лодки!

Как одолев воды смерти,

Как переправлюсь чрез широкое море?"

Гильгамеш удержал свое буйство,

Из леса вышел, к Реке спустился.

По водам Уршанаби плыл на лодке,

Лодку к берегу он направил.

Гильгамеш ему вещает, корабельщику Уршанаби:

"Теперь, Уршанаби,- где путь к Утнапишти?

Каков его признак - дай его мне ты!

Дай же ты мне пути того признак:

Если возможно - переправлюсь морем,

Если нельзя - побегу пустыней!"

Уршанаби ему вещает, Гильгамешу:

"Идолы те, Гильгамеш, мне оберегом были,

Чтобы я не прикоснулся к водам смерти;

В ярости твоей ты идолы разрушил,-

Без тех идолов тебя переправить трудно,

Возьми, Гильгамеш, топор в свою руку,

Углубися в лес, наруби шестов там,

Сто двадцать шестов по пятнадцати сажен,

Осмоли, сделай лопасти и мне принеси их".

Гильгамеш, услышав зти речи,

Боевой топор он поднял рукою,

Выхватил из-за пояса меч свой,

Углубился в лес, нарубил шестов там,

Сто двадцать шестов по пятнадцати сажен,-

Осмолил, сделал лопасти, к нему принес их.

Гильгамеш и Уршанаби шагнули в лодку,

Столкнули лодку на волны и на ней поплыли.

Путь шести недель за три дня совершили,

И вступил Уршанаби в воды смерти.

Уршанаби ему вещает, Гильгамешу:

"Отстранись, Гильгамеш, и шест возьми ты.

Воды смерти рукою не тронь, берегися!

Второй, третий и четвертый, Гильгамеш, возьми ты,

Пятый, шестой и седьмой, Гильгамеш, возьми ты,

Восьмой, девятый и десятый, Гильгамеш, возьми ты,

Одиннадцатый и двенадцатый, Гильгамеш, возьми ты",-

На сто двадцатом кончились шесты у Гильгамеша,

И развязал он препоясанье чресел,

Скинул Гильгамеш одежду, ее развернул он.

Как парус, ее руками поднял.

Строительство лодки- Аркан 16 в том же самом аспекте, в котором он работает в Сказке о царе Салтане- там Гвидон "входит" в город, а по сути овладевает Астральным Телом, здесь- то же самое.

увеличить

увеличить

11

Далее не совсем ясно- следующим должен быть Аркан 17 Звезда, возможно, что именно там и пребывает Утнапишти. Хотя, есть вариант прохождения через точку 6- "воды смерти", тогда он оказывается сразу по другую сторону. Тогда это Аркан 19 Солнце.

Утнапишти издали их увидел,
Помыслив, сердцу своему вещает,
Сам с собою совет он держит:
"Почему это идолы на ладье разбиты,
И плывет на ней не ее хозяин?
Тот, кто подходит, не мой человек он,
И справа гляжу я, и слева гляжу я,
Я гляжу на него - узнать не могу я,
Я гляжу на него - и понять не могу я,
Я гляжу на него - и на ведаю, кто он."
Гильгамеш ему вещает, дальнему Утнапишти:
"Я же, чтоб дойти до дальнего Утнапишти:
Чтоб увидеть того, о ком ходит преданье,
Я скитался долго, обошел все страны,
Я взбирался на трудные горы,
Через все моря я переправлялся,
Сладким сном не утолял свои очи,
Мучил себя непрерывным бденьем,
Плоть свою я наполнил тоскою,
Не дойдя до хозяйки богов, сносил я одежду,
Убивал я медведей, гиен, львов, барсов и тигров,
Оленей и серн, скот и тварь степную,
Ел их мясо, их шкурой ублажал свое тело;
При виде меня хозяйка заперла двери,
Смолой и киром обмазал шесты я,
Когда плыл на ладье, не тронул воды я, -
Да найду я жизнь, которую ищу я!"
Утнапишти ему вещает, Гильгамешу:
"Почему, Гильгамеш, ты исполнен тоскою?
Потому ль, что плоть богов и людей в твоем теле,
Потому ль, что отец и мать тебя создали смертным?
Ты узнал ли,- когда-то для смертного Гильгамеша
Было ль в собранье богов поставлено кресло?
Даны вму, смертному, пределы:
Люди - как пахтанье, боги - как масло,
Человеки и боги - как мякина и пшеница!
Поспешил ты шкурою, Гильгамеш, облечься,
И что царскую перевязь, ее ты носишь,-
Потому что - нет у меня для тебя ответа,
Слова совета нет для тебя никакого!
Ярая смерть не щадит человека:
Разве навеки мы строим домы?
Разве навеки ставим печати?
Разве навеки делятся братья?
Разве навеки ненависть в людях?
Разве навеки река несет полые воды?
Стрекозой навсегда ль обернется личинка?
Взора, что вынес бы взоры Солнца,
С давних времен еще не бывало:
Пленный и мертвый друг с другом схожи -
Не смерти ли образ они являют?
Человек ли владыка? Когда Эллиль благословит их,
То сбираются Ануннаки, великие боги,
Мамет1, создавшая судьбы, судьбу с ними вместе судит:
Они смерть и жизнь определили,
Не поведали смертного часа,
А поведали: жить живому!"

Далее- все как расшифровал LMS, не буду добавлять ничего.

12

Кадры из фильма The Fall / Запределье точная иллюстрация этих строк эпоса:

Эпос о Гильгамеше. В поисках бессмертия.

Эпос о Гильгамеше. В поисках бессмертия.

Словно мать и отец в его дальних кочевьях,
Я об Энкиду буду плакать:
Внимайте же мне, мужи, внимайте,
Внимайте, старейшины огражденного Урука!
Я об Энкиду, моем друге, плачу,
Словно плакальщица, горько рыдаю:
Мощный топор мой, сильный оплот мой,
Верный кинжал мой, надежный щит мой,
Праздничный плащ мой, пышный убор мой,-
Демон алой у меня его отнял!
Что за сон теперь овладел тобою?
Стал ты темен и меня не слышишь!"
А тот головы поднять не может.
Тронул он сердце - оно не бьется.
Закрыл он другу лицо, как невесте,
Сам, как орел, над ним кружит он,
Точно львица, чьи львята - в ловушке,
Мечется грозно взад и вперед он,
Словно кудель, раздирает власы он,
Словно скверну, срывает одежду.


Вы здесь » Путь Одиссея » Путь Одиссея » Эпос о Гильгамеше. В поисках бессмертия.